Венерин павильон – чудо гатчинского парка

Открылся после просушки гатчинский дворцовый парк, и вновь нашему взору откроется красота, задуманная когда-то ландшафтными дизайнерами и воплощенная в жизнь садовниками, а позднее реставраторами.
Особую прелесть гатчинскому парку придают постройки и памятники, о которых сегодня и пойдет речь в рубрике «Новости пешком» (кстати, уважаемые гатчинцы, не забудьте до 31 мая оформить абонемент для входа в парк!).

Новости пешком
18 мая 12:00
1837

Григорий Афанасьев, научный сотрудник ГМЗ «Гатчина»:
- Один из замыслов создания павильона Венеры заключался в том, чтобы поставить островной зал фактически на гладь Белого озера,
самого большого водного пространства Гатчинского дворцового парка, собирающего в себе огромное количество живности. Вот перед нами лысуха, кстати, она не из семейства уток, а из ластообразных.

Галина Паламарчук:
- Довольно много уток, много чаек, что тоже неудивительно. Замечательные лебеди. Задумка этого павильона, как Вы сказали, в этом и была, чтобы можно было отдохнуть и насладиться видами озера.

Григорий Афанасьев:
- Павильон на четыре пятых располагается на воде. Задумка - совместить красоту пейзажа с необычностью оформления внутреннего интерьера павильона. Это центральное сооружение Гатчинского дворцового парка, задающее осевой центр водной композиции. Создание зала на острове, его постройка была осуществлена по проекту архитектора Винченцо Бренны. Строительство началось в 1792 году. Павильон оказался полной копией, конечно, с нюансами, павильона в Шантийи во Франции. Как известно, во время гран-тура великого князя Павла Петровича и Марии Федоровны французская общественность, газеты говорили, что король встретил великого князя Павла Петровича как брата, герцог Орлеанский - как мещанин, и только принц Конде встретил его по-царски. Три дня было проведено Павлом I в Шантийи, но эти три дня были наполнены торжественными обедами и выездами. Даже охота, сторонником которой Павел I никогда не был, тем не менее, даже охота произвела впечатление - огромный выезд, подготовка кавалькады карет. Одна из трапез была проведена в павильоне Венеры, находящемся в Шантийи, хотя надо сказать, что особенность его была совершенно иная: стоял он на небольшом каскаде речушки, в отличие от павильона Венеры в Гатчине, расположенном, как небольшой островной зал. Но, видимо, запал в душу Павла Петровича.
Главная особенность зала гатчинского павильона: на контрасте с бликующими водами самого озера открывается великолепнейший плафон, именуемый «Триумф Венеры», изображающий один из сквозных сюжетов всех плафонов Гатчинского музея-заповедника. Вот процессия свадьбы. Что мы видим? В центре - Венера, рядом с которой два типа птиц, создающих аллегорию связи с живностью самого Гатчинского парка и непорочности любви - голубки. Ну и соответственно, два лебедя, обозначающих верность самой любви. Вокруг круговыми движениями, традиционными для плафонов, разбросаны Амуры - посланники чувств. Впереди шествует Весна, очаровательная барышня, в левом верхнем углу - вестник благих намерений Бог Гермес. Бог Меркурий, наверное, единственный персонаж плафона, который не столь вовлечен в это чувственное вращение. В середине изображение женщины - богини Юноны. А также павлин, символ долговечности. Плафон появился не сразу, а после создания павильона, отделанного трельяжной сеткой (потому изначальное именование павильона – Трельяж). Плафон исполнен в 1797 году художником Иоганом Якобом Меттенлейтером. Известно, что данный плафон должен был встретить Павла I, как императора, после коронации в 1796 году. Но, как говорят документы, Павел только приблизился к павильону в тот момент.

Галина Паламарчук:
- Как еще украшен павильон, стены?

Григорий Афанасьев:
- Отдельной особенностью оформления является художественная роспись, напоминающая барельефы в манере гризайль. Мы здесь видим коричневые изображения трапезы, связанные с мотивами богини Весны и богини плодородия Флоры, и синие изображения. Под самим плафоны мы видим четверку Амуров: каждый из них символизирует определенный аспект любовного чувства, мечтательности. С синими вставками несколько сложнее: до сих пор не очень понятно, появились они изначально или нет, потому что есть сведения, что, возможно, эти добавления в интерьер были произведены позже.

Галина Паламарчук:
- А вот эти замечательные чаши?

Григорий Афанасьев:
- Это фонтанные чаши. Сам павильон в Шантийи, как известно, был снесен во время французской революции, а гатчинский павильон сохранился.
Фонтаны были в парке Шантийи, но там фонтанная система обслуживалась каскадом. В Гатчине была создана автономная система, она не находилась в регуляции с водной озерной системой, а питалась из резервуара, который висел под крышей, над входом и, соответственно, вода путем сообщающихся сосудов разливалась в свинцовые чаши фонтанов. Да, да, в свинцовые – они были таковыми до времен Александра III, когда в 1994 году была создана эта четверка - композиция мраморных фонтанов.
Проходили в павильоне Венеры высочайшие праздники, в том числе и при других владельцах Гатчинского дворцового комплекса. Известно, что павильон Венеры очень любила младшая дочь императора Александра III, великая княгиня Ольга Александровна, имя которой так тесно связано с нашим городом. Каждый год 1 июня ее день рождения праздновался в Венерином павильоне.

Галина Паламарчук:
- Какова судьба павильона в 20-м веке?

Григорий Афанасьев:
- Буквально сразу стало понятно, что павильон Венеры никак от Гатчинского дворца не отделить. Радикальные власти 1917 года понимали, что павильон принадлежит дворцу, отнимать его и пытаться его переустроить для какой-то хозяйственной, скажем так, нужды не получится. Была попытка отдать его биологическому институту или вовсе отдать местной власти – но не получилось. Были нанесены некоторые повреждения павильону, но не совсем значительные.
После ремонта 20-х годов павильон становится одним из самых посещаемых мест Гатчинского парка. В 30-е годы небольшое его пространство начало активно использоваться для проведения концертов. Конечно, концерты проводились и во времена императоров.
Во время войны павильон Венеры пострадал несильно, и это было очень хорошо, потому что дворец был разбомблен. Павильон Венеры сохранился, хотя фашисты нанесли ему урон. Великолепный паркет, который вы видите под собой, перенесенный из Белого зала во время императора Александра III, во многом и пострадал. Пострадала и фонтанная композиция. Впоследствии, в начале 70-х годов, павильон был вместе с Березовым домиком воссоздан. В нынешнее время он остается чудом гатчинского парка.