Тормозни, водитель! Задержитесь, люди!

Мемориальный комплекс «Дорога жизни» включает в себя несколько мемориалов на протяжении всей дороги от Санкт-Петербурга до Ладожского озера. Один из самых скорбных и трагических – «Цветок жизни». О нем разговор в рубрике «Новости пешком».

Новости пешком
23 декабря 2023 11:00
1550

Галина Паламарчук:
- Этот мемориальный холм - часть комплекса «Цветок жизни» на дороге жизни. Кому он посвящен?

Галина Королева, экскурсовод:
- Он посвящен всем блокадникам: и тем, кто ее пережил, и, тем, кто погиб в те страшные годы. И прежде всего, он посвящен детям блокады.
Здесь, на этом холме, на каменных плитах изображены странички знаменитого дневника Тани Савичевой, который она вела в блокадном Ленинграде. Причем, этот дневник обнаружили, когда она уже умерла. Нина, сестра Тани, которая выжила, нашла этот дневник в вещах тетушки, к которой она пришла после того, как Таню уже вывезли из блокадного Ленинграда. Она умерла в эвакуации в Горьковской области через 1.5 года после того, как ее вывезли – летом 1944-го. Организм ее не смог восстановиться. Такова судьба многих ленинградцев, которых вывезли, которых кормили и лечили, но они не смогли восстановить свои силы - элементарная дистрофия, еще ее называют ленинградской болезнью: когда организм начинает пожирать сам себя, он не может восстановиться. То же произошло с Таней Савичевой.
Почему мы знаем о Тане Савичевой? Ведь многие дети вели дневники. Но вот эти всего 9 страничек дневника, очень коротко, но очень доходчиво доносят до нас, что здесь происходило. Таня писала о том, что она видела, а она видела смерть своих родных и близких.
Когда началась война, Тане было 11 лет, и первый раз со смертью она встретилась, когда ей было пять лет, потому что умер ее отец.
Это было мирное время, 36-й год. Затем, уже в блокадном Ленинграде, она нашла этот маленький дневник. Он был не ее, это был дневник ее старшей сестры Нины, а подарил его ей брат Алексей или Лека, как его звали в семье. Нина была чертежницей. И в этом маленьком блокнотике, обтянутом бледным голубым шелком, она писала свои данные, чертежные, это был некий справочник. А вот адресник блокнота оставался пустым. И когда умерла Женя, еще одна Танина старшая сестра, она достала этот дневничок, открыла его на букву Ж и написала слова: «Женя умерла 28 декабря в 12:30 утра, 1941 год».
Почему Женя умерла первая? Женя и Нина - старшие сестры Тани, еще были два старших брата Михаил и Алексей. Женя жила одна, а остальные жили все вместе. Она жила в квартире мужа, была служащей и в самый сложный период с 20 ноября, когда была единая карточка и у служащих, и у иждивенцев, она получала ту же норму, что и Таня. Она просто не хотела быть обузой, поэтому жила отдельно. Почему Таня знает, во сколько она умерла? Накануне у нее была мама, Женя уже лежала. Мама дала ей кипятка, а что она могла еще дать? А потом пришла Нина, и Женя умерла на руках у Нины. Поэтому Таня знает точное время - в 12.30 утра. Мы сейчас не говорим, что 12.30 – это утро. Но для голодного ребенка, который пытается спать как можно дольше, потому что есть нечего, а во сне ест не так хочется, это утро.
Это был самый сложный период в Ленинграде. Хотя уже начала работать Дорога жизни, ледовая трасса открыта с 20 ноября, и 25 декабря была первая прибавка хлеба в 50 граммов. Но Женю она не спасла.
С 24 января была вторая прибавка - еще 50 граммов хлеба. Но умирает бабушка. Таня открывает эту книжечку на букву Б и пишет: «Бабушка умерла 25 января в 3 часа дня, 1942 год».
Наибольшее количество погибших в блокадном Ленинграде - именно январь и февраль 1942-го. Хотя и хлеба стали давать больше, какие-то продукты появились. Но начинается эта болезнь, о которой мы говорили, - элементарная дистрофия или ленинградская болезнь.
А затем умирают дядя Вася и дядя Леша. Это родные братья отца. Они жили этажом выше, но столовались с Савичевыми и жили одной семьей. Когда началась война, дядя Вася и дядя Леша работали в ПВО. Женя и Нина работали на Невском машиностроительном заводе. Причем, Женя была служащей, а Нина – инженером-конструктором.
С 11 февраля норма выдачи хлеба в Ленинграде была такая же, как во всей стране. То есть, это было 500 граммов хлеба для рабочих, 400 граммов - для служащих и 300 граммов для иждивенцев и детей. Но смертность увеличивается за счет того, что организм уже не может себя восстановить, и умирает дядя Вася.
Март. 5 марта в Ленинграде пошли трамваи. Это такая надежда, такая радость для ленинградцев. 17 марта Таня на букву Л Таня пишет: «Лека умер 17 марта в 5 часов утра». Она пишет уже слова слитно, не делает пробелов, и почерк становится другой. Причем ее брат Лека умер прямо на рабочем месте, на заводе. Его подруга пришла и рассказала Тане. Она знала время, когда он умер.
Съедена вся акации на Васильевском острове, уже какая-то зелень появилась, но умирает дядя Леша. А это уже май, это почти лето. Дядя Леша умирает 10 мая, но на «Л» уже занято место. Она на развороте пишет «Лека», чтобы не путать его с дядя Лешей.
Но самое страшное, конечно, это надпись: «Мама 13 мая в 7.30 утра». Но дети не встают в 7.30 в блокадном Ленинграде. Почему Таня знала точное время? Она спала, наверняка, с мамой, проснулась и увидела, что тело мамы холодное и записала эту дату. И дальше она пишет на букву «С»: «Савичевы умерли». Следующая страничка - восьмая: «Умерли все, осталась одна Таня». Дело в том, что Таня не знала, что выжил Миша, он буквально накануне войны 25 июня уезжает в деревню Дворище. Сейчас это Новгородская область, раньше Ленинградская была. Они там проводили лето всегда. И увозит целый чемодан продуктов. Как бы они нужны были Савичевым! Но никто же не знал этого. От Миши не было никаких вестей, он оказался в оккупации. В семье считали, что он погиб, а он выжил. Он был в партизанском отряде, был ранен, в 1944 году его отправили на поправку в Ленинград. И тогда он узнал, что Таня уже эвакуирована. Также Нину считали погибшей. В феврале она пропала, потому что завод срочно эвакуировали, она не могла сообщить, не могла прийти, не могла позвонить. Телефон уже в сентябре не работал в домах ленинградцев.
В первую блокадную зиму не было ни отопления, ни электричества, ни канализации, ни воды, не было ничего. Люди выживали, продолжали работать. Мама Тани работала в ателье, она шила форму для солдат. Таня разбирала чердаки, собирала бутылки для зажигательной смеси. Вообще дети помогали как могли взрослым. Город жил и сопротивлялся до последнего. Тот, кто получал рабочую карточку, еще мог как-то выжить: в 2 раза больше была норма.
И Нина нашла, как мы уже сказали, у тети Дуси этот дневник. Таня с ним пришла, когда все умерли, как она считала. Это какая-то троюродная сестра бабушки.
Таню вывезли с детским домом в Горьковскую область, где она потом попала в больницу. У нее была тяжелая форма туберкулеза. Она уже не ходила. И 1 июля 1944 года она умирает. Она была самой тяжелой из 140 детей, которых вывезли из этого детского дома.

Галина Паламарчук:
- Мы спустились с холма, идем аллеей к мемориальному комплексу, который называется «Цветок жизни». Он находится на 3-м километре Дороги жизни. Из чего он состоит?

Галина Королева:
- Сейчас мы идем по аллее, которая была посажена пионерами в 1970 году. Тогда прошел съезд пионеров. Они посадили аллею, а позже на аллее появились стелы, они рассказывают о детях, которые были в блокадном городе и не только, о том, как дети помогали взрослым на войне. Мы видим также Аллею дружбы, которая была посажена делегатами четвертого пионерского съезда 2 июля 1970 года.

Галина Паламарчук:
- А этот мемориал появился в 1975 году?

Галина Королева:
- В 1970 году появился холм, в 1975-м – дневник Тани Савичевой. Так поэтапно появлялись новые объекты и последними появились вот эти стелы с пионерскими значками.
Когда со школьниками приезжаешь сюда, оказывается, что они не знают, как выглядит пионерский значок, кто такие пионеры. И разговор идет о юных пионерах. Около двух тысяч ленинградских пионеров были награждены медалью «Партизан Отечественной войны». Они воевали в партизанских отрядах. Ведь фашисты сначала не воспринимали детей разведчиками, не догадывались, что они ходят по территории не случайно, что они настоящие воины. А дети запоминали, сколько эшелонов отправляется, сколько танков. Но это было в начале войны. В конце войны немцы понимали, что, если человек пахнет дымом, то это признак того, что это партизан.
18 тысяч школьников работали на фабриках, заводах, на сельхозугодьях - помогали взрослым. Вот у моей подруги отец в 14 лет пришел на завод, он назывался «ГОЗ» - Государственный оптический завод, сейчас ЛОМО. Ему ставили табуреточку, потому что он не доставал до управления станком. И когда он уходил на пенсию, то стаж у него уже был 50 лет.
Эта стела посвящена пионерам, которые стали Героями Советского Союза. Здесь такие имена, которые нам знакомы с детства: Зина Портнова, Леня Голиков. Их именами названы улицы. Конечно, их помнит страна.
Эта стела посвящена сынам полков, которые воевали наравне со взрослыми в действующей армии.
Более 15 тысяч школьников награждены медалью «За оборону Ленинграда».

Галина Паламарчук:
- Традиция повязывать галстуки на березы здесь когда родилась?

Галина Королева:
- Изначально, когда посадили березовую роща из 900 берез по количеству блокадных дней (на самом деле их меньше – 872, но 900 - это образ, который придумала Ольга Берггольц), тогда и повязали галстуки в первый раз. Потом традиция как-то была потеряна, к сожалению. И памятники вообще никому не принадлежали. Во Всеволожске пионерская организация была организована Маргаритой Михайловной Малышевой, они пришли в администрацию, сказали, что хотят привести в порядок эти памятники, им выдали деньги, краску, они пришли сюда и стали восстанавливать мемориал. Это сейчас они находятся на балансе созданного государственного учреждения. А тогда, в 90-е годы, они были ничьи.
И мы подошли к этому замечательному памятнику – «Цветок жизни», на лепестках которого написано: «Пусть всегда будет солнце». Архитектор Мельников создает этот цветок, который расцвел здесь, на небольшом холме, на 3-м километре Дороги жизни.

Галина Паламарчук:
- В каком году это произошло?

Галина Королева:
- Это самый первый мемориал, который появился на этом месте. Это было в 1968 году.
Потом он наполнялся другими объектами, в том числе и Березовой рощей.

Галина Паламарчук:
- Ну, и дальше уже на протяжении всей Дороги жизни много мемориальных комплексов?

Галина Королева:
- Это самый впечатляющий памятник, который берет за душу, за сердце. А открывает серию мемориалов на Дороге жизни регулировщица. Это были мужественные девушки, которые часами стояли на льду.
Замечательный поэт Анатолий Молчанов, которого вывезли по дороге жизни в девятилетнем возрасте, часто приезжал сюда и посвятил целую книжку памятникам на дороге жизни. У него есть стихотворение, которое так и называется «Цветок жизни»:

По Дороге Жизни – сглаженной, спрямлённой,
Залитой асфальтом – мчит машин поток.
Слева, на кургане, к солнцу устремлённый
Их встречает белый каменный Цветок.
Памятью нетленной о блокадных детях
На земле священной он навек взращен,
И к сердцам горячим всех детей на свете
Он призывом к Дружбе, к Миру обращён.
Тормозни, водитель! Задержитесь, люди!
Подойдите ближе, головы склоня.
Вспомните о тех, кто взрослыми не будет,
Тех, кто детским сердцем город заслонял.
У Дороги Жизни шепчутся берёзы,
Седины лохматит дерзкий ветерок.
Не стыдитесь, люди, и не прячьте слезы,
Плачет вместе с вами каменный Цветок.
Сколько их погибло – юных ленинградцев?
Сколько не услышит грома мирных гроз?
Мы сжимаем зубы, чтоб не разрыдаться.
Чтобы всех оплакать, нам не хватит слёз.
Их похоронили в братские могилы.
Был обряд блокадный, как война, жесток.
И цветов тогда мы им не приносили.
Пусть теперь в их память здесь цветёт Цветок.
Он пророс сквозь камни, что сильней столетий,
Поднял выше леса белый лепесток.
Всей земле Российской, всей земной планете
Виден этот белый каменный Цветок.