Обнимая небо

Владимир Андрианов, командир 67-го авиационного полка истребителей-бомбардировщиков в 1982-1986 годах, рассказал о славном прошлом Сиверского военного аэродрома. Об этом – в рубрике «Новости пешком» перед Днем космонавтики, к которому сиверские авиаторы тоже имеют отношение.  

Новости пешком
12 апреля 16:10
3001

Галина Паламарчук:

- В Сиверской с 30-х годов размещался Сиверский военный аэродром, где базировались полки истребителей-бомбардировщиков. Мы об этом обязательно поговорим. Но начнем все-таки с того, как Сиверская связана с космонавтикой. Владимир Николаевич, здесь в конце 50-х годов служил космонавт №2 Герман Титов?

Владимир Андрианов:

- Он прибыл в полк в 1957 году, после окончания училища. Они лейтенантами приехали. Он пишет в своих воспоминаниях: «…Едем на поезде в Сиверскую, по дороге, в районе Александровской воронки». Вокруг железной дороги я еще помню эти воронки, после войны их было видно, потому что сильные бомбежки были. Они прибыли в полк и приступили к службе в Сиверском 26-м гвардейском полку. Прослужил он здесь три года, в 1960 году уехал уже в Чкаловскую, в отряд космонавтов.

Галина Паламарчук:

- Как проходила его служба в эти три года? Какие воспоминания остались?

Владимир Андрианов:

- Летчики, как он сам пишет, его знали как нормального, обыкновенного советского парня, комсомолец, активный. Как летчики они все время летали: подготовка к полетам, полеты, пилотаж, полигон, бомбометание, стрельба. Полк был истребителей-бомбардировщиков, это, по-старому, штурмовики, так они во время войны назывались. Потом их из штурмовых сделали тактическими истребителями, по-американски называть не стали, а назвали истребители-бомбардировщики.

Галина Паламарчук:

- Сохранились воспоминания, что Герман Титов развивал здесь художественную самодеятельность, потому что хорошо пел.

Владимир Андрианов:

- Да, есть такая информация. Это происходило в гарнизонном клубе офицеров. Там проводились различные мероприятия, включая танцы, на которых от девчонок отбоя не было, в буфет можно было сходить. Здание было большое, постройки 1936 года, как и казармы, штаб полка.

Галина Паламарчук:

- Что в 60-е годы нужно было пройти, чтобы зачислили в отряд космонавтов?

Владимир Андрианов:

- Всех кандидатов вызывали в Москву. Есть у нас такой ЦНИАГ – Центральный научно-исследовательский авиационный госпиталь военно-воздушных сил, где летчики проходят медкомиссию. Там он все проходил в режиме полной секретности. Для чего вызвали, не говорили никому. А потом пришел приказ прибыть туда. Леонтий Николаевич Григорьев, инспектор в армии, полковник (он даже принимал участие в боях на Даманском, его чуть не сбили, имел награду Орден Боевого Красного Знамени, он фотографировал позиции наши и китайские, летал сверху и снимал, а по нему лупили китайцы) говорил, что провожал Геру в Москву, а у него в чемодане были, в основном, книги, больше ничего, книголюб. И вот эти чемоданы тяжелые по очереди тащили.

Галина Паламарчук:

- А сохранились воспоминания, какие тут были эмоции, когда Титов слетал в космос? Гордость, что этот человек служил здесь, появилась?

Владимир Андрианов:

- А как же! Наш Титов в космосе! Все эти восторги, школьники, летчики, которые с ним вместе служили… Все это было.

Галина Паламарчук:

- Когда в первый раз после совершения полета Титов приехал сюда?

Владимир Андрианов:

- В 1961 он был. Посетил часть и теперешнюю нашу гимназию, тогда это была Сиверская школа №1. Есть фотографии этих встреч.

Галина Паламарчук:

- Он ведь неоднократно сюда приезжал? Все-таки Сиверская запала ему в сердце.

Владимир Андрианов:

- Ну, а как же! Он тут женился, тоже было что вспомнить. Мы с ним встречались в гарнизоне. Я тогда уже полком командовал, как-то раз звонок: «Товарищ командир, генерал-полковник Титов вошел в гарнизон и пошел к четвертому дому. Я быстро одеваюсь, хватаю сына старшего: «Хочешь Титова увидеть?!» Побежали. Выхожу, стою на проходной. Подходит. Я: «Командир полка такой-то». Он: «Командир, чего ты вскочил? Я приехал посмотреть дом, где я жил, где жену будущую в первый раз к стенке придавил, поцеловал... Эти места хочу посмотреть, а ты волнуешься». Мы тогда с ним хорошо поговорили. Он рассказал, что они проводили интересные учения по радиоэлектронной защите наших позиций стратегических ракет РВСН. Он же был, после окончания Академии Генерального штаба, заместителем главкома Ракетных войск стратегического назначения по науке. Вот он тогда говорил: «Прикрываем помехами позиции, закрываем, врагу жизнь портим».

Галина Паламарчук:

- Он женился на местной девушке?

Владимир Андрианов:

- Нет, она приезжей была из Харьковской области. Работала у нас, в летной столовой.

Галина Паламарчук:

- Уже потом, в 80-х годах сюда снова приехал Герман Титов. Тогда он посадил в Сиверской свое дерево?

Владимир Андрианов:

- В 1985 году, летом он приезжал. И дерево растет до сих пор.

Галина Паламарчук:

- Ведь Сиверская с космонавтикой связана не только Германом Титовым?

Владимир Андрианов:

- Да. Здесь проходили испытания автоматической системы посадки космического корабля «Буран». В Ленинграде (сейчас в Санкт-Петербурге) есть такое объединение «Ленинец», на нем все это разрабатывалось. Самолет доходил до полосы, а в самом конце его уже сажали летчики. Даже была женщина летчик-испытатель, она летала на Як-40. Это было буквально за год до полета «Бурана», 1985 год. Года два длился этот период испытаний. Разведчик погоды слетал, перерыв для начала полетов минут 40, прибегает: «Можно, товарищ командир?». «Давай!». Три-четыре захода сделают по системе посадки, так что, слава Богу, полетали.

Галина Паламарчук:

- Почему для этих испытаний был выбран Сиверский?

Владимир Андрианов:

- Потому что здесь была летно-испытательная база именно для того, чтобы заниматься системами посадки. Тут у нас много чего стояло, проверяли, испытывали.

Галина Паламарчук:

- Давайте тогда пройдемся по той территории, которая осталась от Сиверского аэродрома. Посмотрим, что сохранилось от той легендарной истории.

Сейчас, к сожалению, это просто пустой участок, на котором даже нет уже собственно взлетной полосы. Но что эта территория представляла из себя в те годы, когда здесь базировались полки?

Владимир Андрианов:

- Начиная с 1934 года аэродром использовался как полевой аэродром, это были летние лагеря для самолетов ТБ-1, которые стояли на аэродроме в Пушкине. Потом правительством было принято решение строить аэродромы в приграничной полосе. Здесь базировался полк на самолетах СБ (бомбардировщики).

Сохранились железобетонные укрытия, в которых стояли самолеты. В них самолеты закатывались, ворота закрывались. Ворота были на электромоторах, но обычно цепляли трос, и машина подтягивала туда самолет, так быстрее получалось. Там внутри был подвешен первый боекомплект авиационных бомб. По «тревоге» к каждому самолету могли подвесить шесть бомб 500-килограммовых, ну, а пушки всегда на самолете заряжены.

Галина Паламарчук:

- Что из себя представляла взлетная полоса?

Владимир Андрианов:

- До войны все самолеты летали с грунта. Первую бетонную полосу сделали оккупанты, длина ее была 1080 метров. Есть снимок: немцы сняли взлетную полосу в 1944 году, 13 июня, там все четко видно. А потом уже, когда освободили территорию Сиверской, после войны полосу удлинили до 2-х километров, проложили второй слой бетона сверху. Позже ее еще один раз удлиняли, когда сели самолеты СУ-17М2, которым нужна большая длина полосы для взлета. С полным боекомплектом и боевой нагрузкой этому самолету для разбега необходимо было не меньше 1600 метров, потому удлинили до 2-х с половиной километров.

 Галина Паламарчук:

- Какие самолеты здесь летали?

Владимир Андрианов:

- До войны летали бомбардировщики СБ, истребители, здесь даже стоял одно время 59-й полк на МИГ-3 (после войны мой отец летал в этом 59-м  Краснознаменном авиационном полку в городе Рапало в Эстонии, он был летчиком).

Галина Паламарчук:

- А с какими именами Героев Советского Союза и России связана история Сиверского военного аэродрома?

Владимир Андрианов:

- Сергей Богдан – герой Российской Федерации, заслуженный летчик-испытатель. К нам тогда из его выпуска Борисоглебского училища пришли человек восемь, учились летать на МИГ-21. Сергей Богдан пришел в полк лейтенантом. Первый ознакомительный полет на аэродроме я с ним делал на самолете Су-17. При заходе на посадку видимость была хорошая, я говорю: «Сережа, нажимай автомат». И вот самолет строит маневр, выходит напрямую, идет строго на полосу. Он говорит: «Что, он так может?!» (МИГ-21 не мог так летать). Я говорю: «Может. И ты, Сережа, должен научиться летать так, чтобы заходить на посадку, как это делает самолет в автоматическом режиме». Восторг был – самолет такие вещи делает!

Галина Паламарчук:

- Сейчас идут разговоры о том, чтобы вернуть Сиверский аэродром в оборот, чтобы здесь размещались и гражданская, и военная авиация. Это возможно?

Владимир Андрианов:

- Знаете, это надо заново отстраивать весь аэродром. С другой стороны, мы теперь в зоне поражения от блока НАТО…

Галина Паламарчук:

- В Сиверской, напротив аэродрома, стоит памятник, когда он был установлен?

Владимир Андрианов:

- В 1968 году, это МИГ-15 «бис».

Галина Паламарчук:

- Мы возвращаемся к теме космонавтики и стоим на Аллее космонавтов, и вот то дерево, которое посадил Герман Степанович Титов. Это было в июне 1985 года. Расскажите, как тогда все происходило?

Владимир Андрианов:

- Титов приехал сюда вместе с женой и еще с семейной парой друзей. Это была поездка по местам его службы. И мы предложили посадить дерево. Ребята быстро клен выкопали, принесли. Вот здесь сажали. Есть фотография: я стою и держу, а Герман Степанович засыпает. Но зимой 1986-1987 гг. были сильные морозы, до –45 было, и тот клен погиб. От него остался пенечек. Его хотели убрать, но я сказал не делать этого, клен все равно даст свой росток. И вот, когда Герман Степанович умер, после этого здесь, в углу пенька, выскочила веточка, выросла сначала маленькая, стала расти, и из этой веточки уже вот такое дерево выросло – с виду порядка пяти-шести метров. Как сказала дочь Германа Степановича Татьяна, очень хотел жить, поэтому и вырос клен.

Галина Паламарчук:

- Аллея длинная, деревьев не сосчитать. Вот дерево, которое посадил дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Олег Георгиевич Макаров. Он входил в группу космонавтов, готовившихся по программе облета Луны.

Владимир Андрианов:

- Да, приезжал Макаров, это было в 70-х годах. Алексей Архипович Леонов, первый человек в мире, вышедший в открытый космос, тоже бывал здесь один раз в 1988 году и тоже посадил дерево.

Галина Паламарчук:

- А вот первое дерево, с которого все началось. 1969 год, Георгий Береговой, заслуженный летчик-испытатель СССР.

Владимир Андрианов:

- Георгий Тимофеевич – дважды Герой Советского Союза, единственный космонавт, который получил первую звезду Героя во время войны, в конце 45-го года, потом ушел в летчики-испытатели. Он испытывал МИГ-17 на штопор, об этом сняты целые учебные фильмы.

Первый ряд аллеи сажали летчики-космонавты: Сергей Трещев, Сергей Рязанский (у него дед отвечал за радио-электронику на космических кораблях, еще у Королева), Георгий Гречко (наш, питерский).

Галина Паламарчук:

- Они приезжали сюда по делам?

Владимир Андрианов:

- Гречко позвонил, предупредил, что не может приехать, заболел, попросил посадить дерево за него. Мы торжественно сделали это.

Андрей Борисенко тоже наш, питерский. Сергей Крикалев приезжал. Он улетал в космос из Советского Союза, а прилетел в Россию.

Второй ряд – это те, кто был связан с луноходом. У нас в Санкт-Петербурге есть отделение ветеранов космонавтики, идея посадки второго ряда пошла оттуда, потому что первый ряд уже был практически занят.

Галина Паламарчук:

- У этой аллеи славы космонавтов, наверное, должно быть продолжение – аллея славы летчиков. У Сиверского военного аэродрома должно быть продолжение!

Владимир Андрианов:

- Нам бы это хоть сохранить. Хотя бы историю этого места.