На краю России

Ирина Миронова, заведующая Ивангородским музеем ГБУК ЛО «Музейное агентство», провела для нас экскурсию по Ивангородской крепости. Это путешествие сквозь время, начиная с конца 15 века и заканчивая сегодняшним днем.
Крепость, по сути, состоит из пяти частей, она прирастала башнями, стенами и сооружениями, стремясь стать более неприступной. Сейчас здесь можно увидеть «ловушки», по которым неприятели сыпались со стены, как горох, прямо под стрелы наших ратников, храмы с открытыми, итальянского происхождения, «гульбищами», кожаную обувь пятисотлетней давности (кстати, узнаете, что такое «поршни») и еще много интересного. Об этом — в рубрике «Новости пешком».

Новости пешком
21 апреля 12:00
2242

Галина Паламарчук:
- Ирина Михайловна, Ивангородская крепость много раз достраивалась, перестраивалась. Расскажите, как здесь все устроено сейчас.


Ирина Миронова:
- Все начиналось в далеком 1492 году, при Иване III, которого называли Государем всея Руси, князем Московским. Первая часть крепости была построена в его времена всего лишь за один весенне-летний сезон. Крепость у нас никогда не была деревянной, сразу строилась каменная: много известняка – здесь был карьер. Вторая часть, самая большая, которая получила название по городу - Ивангород, была достроена до конца 15 века. Здесь и находился город, отсюда и название – Большой боярший город.


Галина Паламарчук:
- Но до реки все еще далеко. И за это критиковали крепость?


Ирина Миронова:
- Да, крепость должна быть, конечно, поближе к воде, чтобы противник не мог пройти. Продолжение строительства было приурочено к окончанию очередного мирного договора, в 1509 году. Отношения с ливонцами были напряженные, становилось понятно: быть войне. Нужно было усилить фортификацию. Поэтому строятся третья и четвертая части, которые продолжили обрыв Девичьей горы, на которой крепость и была построена. Ну, и самый последний этап, это пятая часть крепости, связан с Ливонской войной. В 1556-58 годах строится северный бастион, или горнверк.
Таким образом, сама крепость сегодня представляет 5 частей, это одна из самых мощных фортификаций, где были использованы лучшие достижения науки и техники на конец 15-16 веков.


Галина Паламарчук:
- Теперь прогуляемся по крепости.


Ирина Миронова:
- Мы подходим к одним из первых Ивангородских ворот, которые были здесь еще до строительства крепостной стены нового переднего города. Мы видим, какие они интересные: эти ворота были высокие, чтобы телеги и кареты заезжали на территорию крепости. Так как крепость строилась в конце 15 века и использовался опыт западной фортификации, наверху в воротах есть выемка, которая говорит о том, что здесь была решётка Герса, которая поднималась для своих и опускалась для врага.
Внутренняя арка появилась позже, когда уже не нужно было внешнее сообщение, потому что в 16 веке ворота были перенесены, а эти ворота закрыли и сделали для прохода пешеходов.
Во время войны камни выкрошились, но реставраторы решили нам показать эту интересную кладку, чтобы посетители могли видеть, как была устроена Набатная башня. С этой стороны мы видим известняк, который был закрыт где-то к середине века.
Через эти ворота мы выходим в Большой боярший город, где были жители, стрельцы. Сюда были привезены московские стрельцы, потому что князь Московский объединял Русь и строил нашу крепость как мощнейший форпост. Здесь археологи нашли кузницы, бронзолитейную мастерскую. Недавно, в 2019-20 годах, у нас проводились раскопки, связанные с будущим проектом – восстановление большого амбара, построенного в 18-м веке. Во время раскопок была сделана сенсация – мы увидели огромный кусок старого города! Были открыты фундаменты 16 века, рядом мы могли видеть 17 век, еще рядом 18 век.


Галина Паламарчук:
- Это насколько ниже нынешней поверхности?


Ирина Миронова:
- Два с половиной метра культурный слой. Конечно, в мечтах - это все раскопать, сохранить и показывать, но это, наверное, дело будущего. Копали, честно говоря, чтобы сделать инженерные сети, провести коммуникации. У нас уникальный памятник, прекрасный музей, но нет инженерных сетей, которые должны быть.
Археологи нашли интересные предметы. Коньки и сани 16 века. Можете себе представить, открыли фундамент дома 16 века, а вокруг него - деревянная мостовая, прекрасно сохранившаяся (скорее всего, 18 века). Прямо на них были найдены поршни – обувь, которую, казалось, тот самый человек, который жил в 16 веке, выходя к саням, оставил – так она и лежала. В культурном слое кожа хорошо сохраняется, после реставрации нам все вернут.


Галина Паламарчук:
- Сколько человек на этой территории могло жить?


Ирина Миронова:
- Псковская летопись говорит, что в 1498 году была перепись населения. Переписывали по мужчинам, по головам, но были еще жены и дети. В этом источнике сказано: «200 без двух». То есть 198 человек плюс жены, дети – это достаточно средний город для конца 15 века - около 500 человек. Но мы знаем из других источников, что к началу 16 века здесь жителей вместе со стрельцами было 2000 человек. Город был достаточно крупный. В течение 120 лет Ивангород еще при Иване II и после него играл важную роль порта. Не было у нас еще ни Петербурга, ни Архангельска. Старая Ладога – уже неудобно, и путь из варяг в греки, который еще до строительства Ивангорода здесь был, во времена Ивана III был еще очень важен. Мы знаем, что сюда приезжали, пристань была там, где разлита река Нарова, корабли из Англии, Голландии вели торговлю.


Галина Паламарчук:
- А назвать город Иван III приказал по своему имени?


Ирина Миронова:
- В летописях даже сказано: «…На немецком рубеже, супротив Ругодива (так называли Нарву наши новгородцы), повелением князя Московского, Государя всея Руси заложиша крепость и нарече свое имя Ивангород».
Город наш, конечно, маленький, хотя с удивительной, глубокой, интересной историей. Видимо, поэтому его не переименовали. Ивангород – очень русский, и остался таковым. Его история интересна: мы то вместе, то врозь с городом Нарвой. Нас трудно разъединить. Наровье – особая территория. Все спрашивают: в чем уникальность крепости? Одной из изюминок называют соседство рыцарского замка – он близко, на расстоянии пущенной стрелы, ведь всего 150 метров река Нарова именно в этом месте.
Сейчас мы проходим мимо замечательных башен. Красноватый камень нам указывает на то, что это 15 век. Тогда камень был именно такого цвета. То, что выше, – это уже достройки, очень давние, начала 16 века.
Посредине Набатной башни 3 зубчика, как ласточкин хвост. Мы всегда проводим аналогию с Московским Кремлем – там все идеально, там кирпич, а у нас более грубый камень, но, тем не менее, эти 3 гибеллина мы четко видим. О чем это говорит? О том, что итальянцы здесь тоже имели место: это чисто итальянский декоративный элемент, который пришел к нам.
Это была верхняя граница башни, невысокая, всего где-то в 12-13 метров, потомее стали надстраивать. Надстроили ее к 1509 году - второй строительный этап. Первый строительный этап, как мы называем, Детинец, крепость 1492 года.
Сейчас мы подходим к изумительным строениям. Можно сказать, уникальным по времени своей постройки, и здесь тоже имели место итальянцы. Это церкви, которые являются памятниками, как и сама крепость, федерального значения первого показа. Они горели, были разрушены, но фашисты их не взорвали. История крепости печальна: в 1944 году, когда фашисты отступали, они подложили под 6 башен огромное количество динамита, и они были взорваны. Это мы увидим на восточном фасаде нашей крепости. Восстанавливать, вряд ли, есть смысл, надо законсервировать их, чтобы показать, как было: взорванные казармы, фрагменты из красного кирпича зданий кордигардии и лазарета. Много чего было. Амбар, который восстановлен сейчас и превращен в музей, тоже был взорван.
А вот церкви не успели взорвать. Динамит вынимали мешками, огромное количество: заложен он был, но не взорвали. Церкви удивительные, как пишет Михаил Мильчик, особенно он так отзывается о церкви Успения Богородицы. Успенская церковь относится к началу 16 века, архитектор, предположительно Маркус, грек (мы ставим это под вопросом), который приехал сюда, на Русь, наверное, в свите Зои (Софьи) Палеолог, племянницы последнего византийского императора, которая повлияла на развитие нашей культуры, Москвы и Кремля во времена Ивана III.
Именно итальянское влияние мы видим в храме Успения Богородицы. Ведь что было в Италии в те времена? Конечно, Возрождение. У нас - позднее Средневековье. И мы видим на барабане Успенского храма колончатый поясок, золотые пропорции. Это открытое гульбище изумительно. Где сейчас мы видим колокола, когда-то была еще одна лестница. Открытые арки - они такие кривоватенькие, не совсем ровные. Не кирпич, который выпекался совершенно по форме, нет, именно это все делалось вручную. И поэтому сохранилось. Когда прошло несколько лет, а мы же все-таки не Византия, не Италия жаркая, эту открытую галерею заложили - холодно.
Когда после войны реставраторы стали восстанавливать, они это все открыли. На фотографиях 20-х годов и эстонского периода мы видим узенькие щелевидные бойнички, окошки. Галерея сама дополнительно служила для нужд нашего храма. Скорее всего, церковь была в летнее время, там печек не было, а предел использовался уже зимой.
Храм, который остался чуть-чуть в стороне от нас, - это Никольская церковь. Когда Иван III начал строить крепость еще в 1492 году, тогда же была заложена церковь в честь Святого Николая Угодника, покровителя торговли, мореплавателя. Никольские церкви на Руси были во многих местах, наша была срублена за одни сутки: её называют суточная церковь. Когда напали шведы в 1496 году, очень крупный был отряд в 6000 человек, наших ратников было только 300, тогда маленькая часть крепости была, Детинец, церковь только начала строиться в городе Бояршем, и они ее сожгли. Первая каменная появилась к 1496 году, но, как указывают источники, археологические изыскания и документы, церковь, которую мы видим, появилась в 1558 году. Та первая каменная церковь 1496 года ветшала, ведь войны бесконечные. Когда Иван Грозный в 1558 году за один час взял Нарву, тогда в честь этой победы был построен храм.
Эти два удивительных храма сейчас стоят в заниженной территории. Почему? Потому что первые серьезные археологические раскопки проводились в 70-80-х годах 20века. Здесь много было найдено: и кузницы, и бронзолитейная мастерская. Самая потрясающая находка была там, где сейчас стоит колодец. Приблизительно на этом месте стояла кожевенная мастерская. Было найдено более 10000 пар обуви, поршни, пояса, варежки и многое другое. Поэтому у нас одна из самых крупных и богатых коллекций. Эта мастерская служила не только по изготовлению обуви, но это еще был магазин (понятно, у нас река рядом, это все способствовало). В Наровье даже крестьяне не ходили в лаптях, они ходили в добротный простой кожаной обуви. Ее образцы мы можем увидеть у нас в музее.


Галина Паламарчук:
- А эта крепость кем была занята? И потом русскими отвоевывалась?


Ирина Миронова:
- И шведы, и ливонцы. Замок появился в тевтонские времена. У нас территория открытая.
Почему Иван III стал эту землю защищать? Были бесконечные набеги тевтонцев, ливонцев. Это наша территория, где сегодня Ивангород Кингисеппского района, это Шелонская Пятина бывшей новгородской республики. Пришел Иван III, стал эту землю объединять. Это самые северо-западные границы в то время были. И бесконечные набеги. Замок стоит, а территория открыта. Пока отряд придет из Пскова, из Новгорода, и все это восвояси вернет, проходило много времени. Поэтому понимали: границу надо укреплять, здесь появилась одна из самых мощных крепостей. Последняя была построена здесь, на северо-западе. Петропавловскую крепость - это уже новое время. Наша крепость и вобрала, так сказать, мощь других крепостей новгородских, потому что строили и псковичи, и новгородцы. Сегодня мы видим уникальный мощный памятник.


Галина Паламарчук:
- Самое время поговорить о знаменитых ловушках крепости. Расскажите, как это все было устроено?


Ирина Миронова:
- Это уникальные архитектурные приемы, которые, как рассказывает советский и российский искусствовед Михаил Мильчик, пришли к нам интересной цитатой из Милана, откуда наши зодчие и приезжали из дворца Сфорца в Милане. Но там более изысканно сделано, более изящно, из кирпича, у нас попроще – из известняка. Мы видим, что по всем стенам, пряслам идут боевые ходы. Перед круглыми башнями боевой ход обрывается ямой, перекрытый в древности сплошным мостиком. В случае приведения крепости в боевую готовность мостик поднимался и превращался в дверь.
Рыцари, бегущие наверх друг за другом в дыму, открыв дверь перед этой ямой, спуститься обратно не могли, поэтому вынуждены были падать вниз, где из двери ворот первого яруса выбегали стрельцы с копьями и встречали их. Так было задумано.


Галина Паламарчук:
- Сколько их было в крепости?


Ирина Миронова:
- Четыре. Две заложены еще при первых башнях. Чуть попозже мы увидим только их следы. Но в одну из ловушек мы сейчас с вами попадем. Не очень удобные, высокие ступени, все против врага, чтобы быстро не бежали, чтобы сдерживали движение. Когда начинались боевые действия, наши стояли уже наверху, они или лили смолу или камни бросали. В общем, готовы были принять врага.
Вот подошли к ловушке. Видим и выемку вверху, где было колесико, такой журавль, который поднимал этот мостик. Видим здесь тоже выемку, которая осталась, реставраторы нам ее подчеркнули. Самое главное - это расстояние, высота где-то 10-11 метров.
Мы поднимаемся по узкой винтовой лестнице, очень низкий проем. Все против врага. Мы входим в башню Провиантскую - название говорит, что использовалась она в военное время как боевая, фортификационная, а в мирное время для склада провианта. Мы видим практически её подлинной, потому что башня не была взорвана. Конечно, были инъекции, и реставрация, но сохранилась на свою высоту - пятиярусная башня, очень высокая. Конечно, использовалась и как сторожевая.
Набатная башня самая высокая. Когда имела башенку, тогда она была еще на 15 метров выше. Башни у нас 20-25 метров с покрытиями считаются. Башня Германа в Нарве 57 метров.


Галина Паламарчук:
- А что мы здесь, оборачиваясь на Провиантскую башню, можем увидеть? Как она строилась?


Ирина Миронова:
- Видите, каким богатырем она смотрится, как все продумано, чтобы она была устойчивая, мощная. В середине мы видим полукруг, бочечкой такой. Если посмотрим вниз, то увидим юбочку. Она стоит основательно и в течение уже более 530 лет является мощью, красотой боевой башни.
Здесь мы видим самую высокую стену в нашей крепости, и она, конечно, смотрит на запад. Понятно, что ее надстраивали, такой высокой она не была. Выше и выше строится башня замка в Нарве, поэтому и наша надстраивается.
Если бы мы с вами поднялись в башню Германа и посмотрели в сторону Ивангорода, то от Большого Бояршего города мы увидели бы только восточную стенку. Мы не увидим ни церкви, ни города. Так было рассчитано, чтобы скрыть от противника то, что происходит на территории нашего города. Примерно 20-21 метр сегодня высота этой стены. Все стены где-то 10-12 метров, а самая высокая, условно называемая ширмой, 20-22 метра. Сейчас хорошо отсюда виден наш Детинец - первая часть крепости, построенная при Иване III. В летописи она называется «крепость четвероуголен». Как раз эту четвероугольную крепость мы видим: сохранившиеся развалины западных башен Детинца, камни, которые видел Иван III. Они сохранились на первых ярусах. Наша мечта - открыть эти ярусы, когда-нибудь тоже законсервировать и показывать там выставки, экспонаты.
В 17 веке, когда был подписан договор со шведами, знаменитый Столбовской договор, эта территория отошла к шведам. Называться она стала Ингерманландией. Шведы здесь находились 83 года и построили, в том числе, малый пороховой амбар, который мы отреставрировали с 2012 по 2015 годы. Сегодня там расположен музей, рассказывающий об истории крепости. Экспозиция называется «История Ивангородской крепости от ее основания до наших дней».
Детинец - всего лишь маленькая территория 40 на 40 метров. Иван III, как рассказывает легенда, появился здесь, увидел эту Девичью гору и решил построить крепость. Но у легенды есть разные версии: то ли в гостях он оказался у ливонцев, то ли в плену. За разговором во время пира он предложил ливонцам выкупить у них кусочек земли и построить крепость - маленькую, с лошадиную шкуру. Ударили по рукам, пришли на Девичью гору. Царь приказал шкуру самой большой лошади изрезать на такие тоненькие ниточки-ленточки так, что, когда соединили один конец с другим, получился огромный клубок кожаных ниток, которого хватило обозначить территорию 40 на 40 метров.
Когда это получилось, рассказывает легенда, канал прорыли между крепостью и замком, реку пустили туда, как она сейчас и течет. Конечно, ничего не оставалось рыцарям, как только удивиться и развести руками. Крепость построили, она стала больше, чем рыцарский замок. Конечно, приспособлена была и строилась как крепость артиллерийская. Поэтому ее сложно было взять, здесь многое продумано.
Сейчас мы поднимаемся на смотровую площадку. Это, действительно, уникальное место, где рыцарский замок 13 века и одна из самых мощных крепостей стоят прямо друг против друга, два исполина. Между ними - 150 метров река Наровы. Сегодня это государственная граница.
Нас трудно друг от друга отделить: история наша совместная, длительная, иногда врозь, иногда вместе, но всегда шагаем рядом вдоль реки Наровы.


Галина Паламарчук:
- Пойдемте в музей.


Ирина Миронова:
- Здание середины 17 века, шведского периода, как я уже говорила. Этот этаж пострадал, но первые этажи все подлинные. Взрыв был, пришлось восстанавливать, реставрация проведена серьезная. Мы находимся в музее «Малый пороховой амбар». Здесь комфортно получить интересную информацию, увидеть подлинные вещи, которые были найдены нашими археологами.
Мы видим муляжи различных орудий времен Ивана III, подлинные камнеметные орудия. Хотя крепость артиллерийская, но еще использовались с катапульт каменные ядра.


Галина Паламарчук:
- Ну и, конечно, кожаная обувь - это потрясающе, 16 век!


Ирина Миронова:
- Это правда. Она не такая богатая, повседневная, но из нашей знаменитой юфть кожи, которая делалась из кожи крупного и мелкого рогатого скота, она отторгала воду, защищала, с удовольствием покупалась на Западе.
Молот, который здесь представлен, тоже, можно сказать, антикварный, копия молота 15 века. Он деревянный, достаточно легкий. Им забивали, дубили кожу.
Подковки появляются, но уже в шведский период.
Можно видеть шведские монеты, потому что шведский период был длительный. У нас представлены курительные трубки: здесь была граница, таможня, табак привозили в Россию задолго до того, как Петр I разрешил курить. До этого на Руси было купить запрещено под страхом смертной казни. И люди боялись курить. Табак привозили для аптечных нужд. А если уж попробовали, то трудно от него было отказаться. Поэтому контрабанда существовала. И курительные трубки здесь, особенно в шведский период, найдены в огромном количестве.
Показан у нас Преображенский костюм, его развитие: каким он был вначале и каким стал, превратившись в венгерский, офранцузенный, яркий, красивый, с треуголкой.
Вот подлинные вещи - ядра, которые были найдены на территории нашего музея. Напоминание в том числе о 18 веке, о Северной войне. Ее история закончилась тем, что у России появилось окно в Европу - тут Петр I расширил территорию. Ивангород с Нарвой стали единым городом, но крепость продолжала жить и иметь статус военной крепости: здесь можно увидеть разные пароли, которые нужно было произносить, входя на территорию крепости. Церкви тоже продолжали свою жизнь.


Галина Паламарчук:
- Расскажите, пожалуйста, какой пароль для туристов в Ивангородской крепости? Какое слово вы скажете в качестве пароля?


Ирина Миронова:
- Могу сказать: «Добро пожаловать. Всегда рады. Приветствуем вас». Конечно, очень надеюсь, что настанет время, когда российских туристов мы будем пропускать свободно. Это наша самая любимая мечта.