Лопухинка - Швейцария с висящими рощами и садами

В рубрике «Новости пешком» - рассказ о радоновых озерах в Лопухинке Ломоносовского района, это особо охраняемый памятник природы. В XIX веке здесь размещалась лечебница, в которой лечили ревматизм обертыванием простынями, смоченными в местной воде. Позже ученые объяснили отсутствие в озерах растительности содержанием радиоактивного элемента — радона.

Новости пешком
12 июня 2023 12:00
848

Ольга Южакова, сотрудник информационно-туристического центра Ломоносовского района:
- Радоновые озера - редкость, тем более в Ленинградской области. Легенда о том, как узнали о радоновых озерах, интересная. Когда еще не было озер, а была просто река Рудица с обрывами, при наступлении Петра 1 один из фельдмаршалов был ранен и упал вниз с обрыва. С ним остался денщик, а остальные пошли дальше. Когда уже победили, вернулись, чтобы похоронить упавшего, оказалось, что они с денщиком сидят на берегу реки и поливают себя водой. Вот такая живительная вода: он даже помолодел.

Галина Паламарчук:
- Там, внизу, практически, в расщелине - исток этих озер. А озера как появились?

Ольга Южакова:
- В 19-м веке перегородили Рудицу и получилось два озера.

Галина Паламарчук:
- Мы спускаемся с крутого обрыва. Здесь уже местные жители сделали дорожку, мосточки.

Ольга Южакова:
- Да, и купель. Здесь освященное место. Хотя время прошло, уже не так много радона стало, но все равно люди купаются в надежде на живительное действие воды.

Галина Паламарчук:
- Но здесь только местные жители в крещение купаются?

Ольга Южакова:
- Приезжают из разных мест. Мы приезжаем с группами туристов. Один молодой человек вообще из Архангельска приехал. Он прочитал в Интернете и приехал специально сюда, чтобы увидеть эту купель и искупаться.
Вот скамеечку сделали. Вода вытекает из трубы, можно набрать и спокойно попить.

Галина Паламарчук:
- Вы думаете, на вкус она приятная?

Ольга Южакова:
- Вкусная.

Галина Паламарчук:
- Попробуем. Жестковата, но все-равно вкусная. Все-таки есть какое-то объяснение, почему здесь было много радона?

Ольга Южакова:
- Природное явление. Кстати, если дальше проехать, то где-то в Лебяжьем до сих пор есть выход этого радонового газа наружу.

Галина Паламарчук:
- Это источник, с которого начинается река Рудица, а дальше она перегорожена.

Ольга Южакова:
- Да, мы пойдем туда, где два озера. Раньше вода в них была голубая, потому что там не было растений, планктона, рыба не водилось. Сейчас уже намного меньше стало радона, и планктон появляется, вода уже не голубого, а зеленовато цвета.
А отсюда, от истока Рудицы, обычно начинается наш туристический маршрут. Мы выходим наверх, идем пешком до первого озера. Маршрут большой получается: километров десять.

Галина Паламарчук:
- Преодолев этот путь, мы спускаемся по довольно крутой железной лестнице. Что мы видим перед собой?

Ольга Южакова:
- Здесь раньше был рыборазводящий комбинат, форель разводили. Остались садки, куда выпускали рыбу. Это самая чистая вода. Радон распадается в воздухе, остается чистейшая вода - самая лучшая для рыб. Здесь еще недалеко свиноферма была в советские времена.
До этого здесь была водолечебница, которая использовала эту удивительную воду.
Комендантом Кронштадта был Фаддей Беллинсгаузен. Вместе с доктором Пироговым и Михаилом Романовым, который и выделил деньги, вспомнив легенду про оздоровившегося фельдмаршала, они организовали в конце 1830-х годов бесплатную водолечебницу для моряков. Здесь кости лечили и разные кожные заболевания. Лечение было таким: 20 стаканов радоновой воды ежедневно, принятие радоновых ванн и обертывания простынями, смоченными «живой водой».
А хозяином этих мест тогда с давних времен были Геринги, чей усадебный дом сейчас развален наверху. Он долго простоял.
В конце 19-го века Христиан Геринг купил эти места, как-то немножко самовольно. Здесь были две деревни - Березники и Сергиевское. И Никита Лопухин - родственник первой жены Петра I (хотя это до конца не выяснили), был лоялен к Петру I, который ему и подарил эти места. И уже по его фамилии начали называть это место Лопухинка, объединив две деревни. Лопухинка была не известна до тех пор, пока здесь не построили водолечебницу Беллинсгаузен и Пирогов.
У Геринга было два сына - Петр и Павел. Павел посмотрел, какую лечебницу построили для кадетов, как стали кадеты оздоравливаться, и решил свою водолечебницу построить. Он оценил, какие здесь крутые спуски, какой удивительный каньон, и все террасировал. На каждой террасе были посажены свои деревья, удивительные растения, такие красивые, что поэт, писатель Кукольник написал про это место: «Швейцария с висящими на скалах рощами и садами». Действительно, это было удивительно красиво сделано.
Каждая кабинка отдельно: человек по пять стаканов воды выпивал, специальное обертывание ему делали (надеюсь, что это было не очень холодно!). И выздоравливали люди, некоторые даже переставали ездить за границу и приезжали сюда 2 раза в неделю. Приезжал дилижанс, и народу летом было столько, что в Лопухинке не хватало места. В окрестных деревнях жили. И даже специально построили каменный дом. Местные краеведы считают, что этот дом был гостиницей.

Галина Паламарчук:
- Геринг оказался довольно предприимчивым человеком.

Ольга Южакова:
- Как это часто бывает, отец собирает, собирает, а достается имущество детям, и они начинают его разбазаривать. Потомок его, сын сделал большую цену за аренду земли. Так как Михаил Павлович Романов умер, то платить некому было такую огромную аренду. Отсюда уходят военные, моряки. А кроме того, Геринг еще загнул цену за проживание, за лечение.
И люди поняли, что за границей дешевле. И перестали приезжать. Заглохло все, оборудование передали в Старую Руссу. Местные жители рассказывают, что лет 10 назад еще это оборудование работало в Старой Русе и говорили, что «это оборудование привезли из Лопухинки».

Галина Паламарчук:
- Что здесь напоминает о водолечебнице? Есть какие-то экспонаты или предметы?

Ольга Южакова:
- Если спуститься чуть ниже, то можно увидеть каменное кресло. Немножко по-другому лестница проходила, и можно было сесть в это кресло, отдохнуть, там подушки лежали. Лестница была увита плющом, и человек мог спокойно - дождь идет или не идет – отдыхать, дождь ему был безразличен.

Галина Паламарчук:
- Вот и кресло. Одному человеку можно было присесть или двум худеньким кадетам. Давайте теперь прогуляемся по берегу озера, цвет воды зеленоватый.

Ольга Южакова:
- Да, озеро цветет, такого раньше не было ни в какое время года.

Галина Паламарчук:
- Люди здесь купаются?

Ольга Южакова:
- Я видела. Там дальше есть такой хороший спуск, и люди обертываются мокрыми простынями.

Галина Паламарчук:
- Здесь есть скамеечка, на которой можно посидеть, полюбоваться водой. Даже в такую дождливую погоду есть свое очарование, когда по воде стучит дождь… И хотя сейчас вода с зеленоватым оттенком, видно, что она чистая, на дне лежат листочки. Озеро неглубокое?

Ольга Южакова:
- Оно глубокое в этой части. Это такой эффект обманный. Вот на этих скалах древнего моря есть окаменелости: и моллюски, и палочники. Сюда приезжают геологи.

Галина Паламарчук:
- То есть люди с разными интересами сюда могут прийти и что-то для себя любопытное открыть?

Ольга Южакова:
- Да. Здесь, правда, все заросло. Война была все-таки здесь, бои шли. Геринг построил две усадьбы: с одной стороны и с другой, для двух сыновей (но второй сын Петр у него рано умер). А Павел как раз продал ту сторону, чтобы обустроить очень красиво эту часть. И люди приезжали даже просто полюбоваться. Это был курорт, которым восхищались все. Даже просто так стоять – красиво! Ну, просто Швейцария с висящими на скалах рощами и садами!