Грачи прилетели

Мы прогулялись с Павлом Глазковым, биологом, телеведущим, автором канала «Каждой твари по паре» по городу и окрестностям и поговорили про весенних птиц.
Грачи уже прилетели и строят гнезда. Как они устраивают свою жизнь, как выстраивают отношения в парах? Об этом – в рубрике «Новости пешком».

Новости пешком
23 марта 12:00
2512

Галина Паламарчук:
- Грачи - шумные птицы. Павел, они гнездятся колониями?

Павел Глазков:
- Здесь, на улице Гагарина в Гатчине я вижу небольшую колонию, насчитал 12 гнезд, соответственно, 12 пар. Пары грачи образуют на всю жизнь. Почему-то многие считают, что преданные среди пернатых только лебеди, но грачи, например, всю жизнь живут вместе.

Галина Паламарчук:
- Эти птицы улетают Западную Европу? То есть, они вместе улетели, потом вместе прилетели?

Павел Глазков:
- В отличие от аистов, у которых самки и самцы даже в разных странах зимуют, грачи постоянно вместе.

Галина Паламарчук:
- А если они теряют пару, что происходит тогда?

Павел Глазков:
- Тогда они вновь ее заводят, среди молодых обычно особей, естественно. Потому что жизнь есть жизнь. Тем более перелеты. Все-таки Западная Европа – это не пригород Ленинградской области, лететь туда надо долго. Грачи – преданные семьянины. Более того, с парой родителей птенцы живут несколько лет, пока не станут половозрелыми. Интересно, что первые 2 года они не только живут с родителями, но и возвращаются опять к себе в гнезда, где они появились на свет, и помогают выращивать следующее потомство.

Галина Паламарчук:
- Интересно, почему природа так устроила?

Павел Глазков:
- Так сложилось. Грачи относятся к врановым, они очень умные. Получается, что взрослые братья и сестры помогают выращивать младших своим родителям. Какова организация!

Галина Паламарчук:
- А у ворон не так?

Павел Глазков:
- Нет, у ворон не так. У ворон несколько лет птенцы живут с родителями, и, если говорить о серой вороне, то зимой они устраивают коллективные ночевки. Частично обычно молодые особи улетают в Западную Европу, но большая часть остается зимовать в городе. А серые вороны северных регионов, наоборот, перебираются в Санкт-Петербург и Ленинградскую область, как на юг, чтобы перезимовать.

Галина Паламарчук:
- Почему грачи селятся в городе? Почему бы им ни устроиться где-то в лесах, вдоль дорог? Им комфортно в городе?

Павел Глазков:
- Грачи относятся к так называемым синантропным видам. Это виды, которые живут около человека. Так же, как и белые аисты. Грачи, в основном, питаются на пашнях, которые возделывают люди - существует взаимосвязь. Грачи - предвестники весны: они одними из первых прилетают в Ленинградскую область. Наши предки начинали посевную примерно через неделю после того, как самка грача садилась на яйца. Это логично: птицы понимают, когда прогревается почва, когда появится хорошая кормовая база, чтобы выращивать потомство. Настолько все в природе отрегулировано. Не зря люди раньше следили за природой, ведь они от нее были зависимы. Хотя мы сейчас тоже от нее зависим, но просто этого не замечаем. Мы все живем в единой системе.

Галина Паламарчук:
- Получается, у наших предков были договоренности с грачами, и мы, наверное, должны их соблюдать.

Павел Глазков:
- Естественно. За грачевниками присматривали, охраняли, потому что грачи приносят пользу, выедая вредных насекомых.

Галина Паламарчук:
- Город замечает грачей, потому что они прилетают и начинают громко кричать. Почему они кричат?

Павел Глазков:
- Они оглашают, что весна пришла - весне дорогу! Мы все знаем знаменитую картину Алексея Саврасова «Грачи прилетели». Кричат они потому, что начинается передел их гнезд в колонии. Грачи живут в колонии, которая называется грачевник, гнезда используют многократно. Грачевники на одном месте существуют десятилетия, иногда даже века. Когда они возвращаются с зимовки, начинается передел гнезд.

Галина Паламарчук:
- То есть они не возвращаются в то гнездо, где они были в прошлом году?

Павел Глазков:
- Нет. Одни взрослеют, становятся более опытными птицами, другие вовсе не возвращаются, не все птицы переживают перелет, погибают в пути, кто-то образует новую пару… Начинается дележ гнезд. И вот в первую неделю стоит гвалт, шум, гам: грачи делят территорию, дерутся. Проходит неделя, и все затихает: все квартиры поделены. В грачевнике на улице Гагарина, обратили внимание, на одном дереве по три гнезда, а иногда даже по четыре. Они уживаются с соседями, уважительно относятся друг к другу. Но вот первая неделя – разделили, подрались, договорились, и все - тишина.

Галина Паламарчук:
- А если кому-то не хватило, то вьет себе новое гнездо?

Павел Глазков:
- Да, конечно. Посмотрит, как сделано у соседей, и тоже смастерит. Есть же более выигрышные гнезда, они выше находятся, или ниже, они как-то по своим критериям отбирают.

Галина Паламарчук:
- После того, как они разобрали гнезда, стало тихо, что происходит?

Павел Глазков:
- Самки начинают высиживать яйца. А когда появятся птицы, еще тише будет.

Галина Паламарчук:
- А папа в это время заботится о том, чтобы самка поела?

Павел Глазков:
- Да, он рядом, он ее кормит. Иногда самец ее заменяет, но чаще, конечно, самка сидит. Отцы - преданные семьянины, они помогают выращивать потомство.

Галина Паламарчук:
- И сколько длится этот период?

Павел Глазков:
- После появления птенцов в гнезде они остаются там до нескольких недель, пока они туда помещаются. А потом птенцы вылетают, а родители продолжают их кормить уже вне гнезда. Кстати, это касается вообще всех птиц. Когда в конце весны - начале лета мы начинаем находить слетков, то есть птенцов, которые бегают по земле или сидят, кричат, такие одинокие, ни в коем случае его не надо брать. У птиц так устроено, что после вылета птенцов из гнезда родители несколько недель докармливают их вне гнезда. Зачем это сделано природой? Во-первых, если хищник находит птенцов в одном гнезде, он сразу их может всех съесть, а так - они разлетаются. Во-вторых, птицы физически не умещаются уже в гнезде, им нужно пространство. И в-третьих, чтобы у них мышечная система крыльев и ног развивалась, им нужно двигаться. Поэтому они разлетаются, бегают по веточкам, пытаются летать, разминать крылышки, а в это время их родители кормят. Поэтому слетков ни в коем случае не берем! Если вдруг вы пришли с работы, а ребеночек нашел слетка, говорит: «Мама, папа, смотрите, я птичку спас!», срочно, прямо сразу берите этого птенца, свое чадо, чтобы вам чадо показало, откуда конкретно он взял этого птенца, и в радиусе максимум 5-10 метров выпускайте его. Куст находим поплотнее и туда сажаем птенца. Он закричит, родители его по крику найдут. Важно, чтобы не больше суток прошло, иначе они его бросят и птенец может погибнуть. В домашних условиях, если вы не специалист, птенца выкормить очень сложно.

Галина Паламарчук:
- А правильно говорят, что родители могут почувствовать запах человека и не взять птенца?

Павел Глазков:
- Нет. Большинство птиц не распознают запахов. Обоняние есть у грифов, например, известно, что их используют для установления протечек газа. Грифы питаются падалью, а газ ассоциируется у них с запахом падали. Там, где они живут, газовые службы, которые объезды делают, если видят, что гриф начинает кружить над газопроводом, сразу туда приезжают, потому что с большой вероятностью там утечка газа (либо труп животного лежит). Вот такое есть взаимодействие. А наши птицы запахов не распознают.

Галина Паламарчук:
- А как еще человек может им помочь?

Павел Глазков:
- Грачам? Не мешать - это самое главное. Природа так устроена, что не надо в нее внедряться, думая, что мы поможем. Я выступаю за то, чтобы организации, особенно государственные, которые занимаются экологическим вопросами, обязательно имели в штате специалистов с биологическим образованием. К сожалению, часто сталкиваемся с тем, что службы возглавляют далеко не специалисты. Важно не внедряться в природу. Она самодостаточна, главное – ей не мешать.

Галина Паламарчук:
- Мы приехали с вами из Гатчины в поля у Киевского шоссе за Большими Колпанами и видим старые гнезда. Очевидно же, что они старые?

Павел Глазков:
- Конечно, этим гнездам минимум лет по 10. Они высокие, ведь с каждым годом их надстраивают. Есть несколько молодых гнезд, они невысокие, их молодая пара организовала.

Галина Паламарчук:
- Видно, что это колония, коммуналка, практически.

Павел Глазков:
- Обратите внимание, здесь десяток гнезд на двух деревьях, и им комфортно и безопасно. Так грачи устроены. Есть птицы территориальные, которые охраняют свою территорию, например, вороны. У них территория несколько километров. И если пара молодая, неопытная поселится на территории ворона, будет серьезный разговор, драка, вплоть до увечий. А грачи, тоже врановые, но уживаются рядом друг с другом, можно пообщаться, если заскучал, сидя на гнезде. К врановым в Ленинградской области относятся - серые вороны, вороны, сойки, грачи, галки. Представляете, как много у нас врановых! Это интеллектуальные птицы, очень умные. Большинство уживается с человеком. Некоторые, наоборот, его сторонятся. Так устроена природа: грачи тяготеют к человеку. Здесь населенные пункты далеко, но есть пашня, а это основное их место пропитания. Если эти поля будут заброшены, скорее всего, этот грачевник отсюда уйдет.

Галина Паламарчук:
- Если они не улетают, остаются на зиму, чем они питаются?

Павел Глазков:
- Тем, что мы им предоставим. Если холодная, снежная зима, то их жизнь полностью зависит от человека, они едят пищевые отходы. Знаю, что в Гатчине несколько десятков грачей ежегодно остаются на зимовку, и люди их просто подкармливают. Плюс несанкционированные свалки, полигоны – это все кормовая база, в том числе и для грачей. Если говорить по поводу зимовки птиц, чайки еще лет 20-30 назад у нас не оставались на зимовку, а сейчас в Гатчине сотни серебристых чаек остаются зимовать. Это перелетный вид, он от нас улетал всегда, как правило, в Западную Европу. Сейчас есть кормовая база, и птицы задерживаются у нас. Они видят, что тут можно перезимовать, тогда зачем лететь? Ведь любой перелет – это риск для жизни. Есть же птицы, которые в Африке зимуют, не просто в Центральной или Северной, а в Южной, преодолевая путь длиной 7-10 тысяч километров. Поэтому грачи, если есть кормовая база, могут, как чайки, оставаться зимовать у нас.

Галина Паламарчук:
- А верно ли я читала, что в 19-м веке в Германии их даже ели, солили в бочках?

Павел Глазков:
- Да, у них мясо вкусное по описаниям. Это бедные люди Германии питались грачами. Как на Руси семгу, лосось солили в бочках, у них ощипывали птиц, солью пересыпали, в бочку под гнет и питались ими в течение года. Любую птицу, в принципе, можно есть, ядовитых птиц нет. У нас грачей не ели, у нас и так есть, что поесть в богатой матушке-России. Наоборот, у нас грач – птица почитаемая. Мы любуемся, грачи прилетели – весна наступила. Делят они гнезда, потом начинают птенцы вылупляться, потом слетки вылетают.
И мы, живя в городе, получаем уникальную возможность следить за живой природой. Крики грачей кому-то не нравятся, но я таких людей не понимаю. У меня во дворе есть пара серых ворон, как-то они сильно шумели, потому что молодая пара пыталась захватить территорию. Один небольшой двор контролирует одна пара серых ворон, они контролируют численность серой крысы, убивают и съедают их. Я всем соседям это объясняю, они начали уважать ворон. У нас во дворе крыс нет. Но люди продолжают бояться – вот птенцы появятся, значит, они начнут на людей нападать. Я им говорю: видите, что птенец сидит, не подходите к нему, обойдите, ворона же не просто так набрасывается. Соседи уже начинают понимать, с уважением к природе относиться. Вороны улетят из нашего двора – крысы появятся. Надо бережно относиться к нашей матушке-природе, которая нас окружает.