Горы Петербурга

Сегодняшний разговор в рубрике «Новости пешком» - о Дудергофских высотах, это памятник природы, самая высокая точка Петербурга. Мы узнаем о ботанических садах, о Ледниковом периоде и военной истории.

Новости пешком
4 июня 2023 12:00
834

Михаил Уваров, организатор клуба прогулок и путешествий "Ингрия":
- Для меня это возможность попасть в горы, не уезжая туда. Здесь себя, действительно, по-особому ощущаешь, потому что тут такая местность: река, холмы, лесопарк. Такое ощущение, как будто на юг уехал. Здесь много лиственных деревьев: и дубы, и орешник повсюду. Как раз гора, у подножия которой мы стоим, называется Ореховая. Да, сюда тянет. Тем более, что есть железная дорога, можно приехать на поезде с велосипедом или без.

Галина Паламарчук:
- Заметим, что железная дорога здесь есть давно, и сюда всегда тянуло новых людей.

Михаил Уваров:
- Здесь неплохо обжились петербуржцы, дачники. И до того здесь уже была жизнь: населенные пункты, где мы сейчас находимся, древние. Дудергоф населен был еще со средних веков. Здесь когда-то была и усадьба шведская, еще в допетровское время. Это был центр Дудергофского погоста, все окрестные земли ориентировались на это место. Это было главное село.

Галина Паламарчук:
- А здание в стиле модерн о чем напоминает?

Михаил Уваров:
- Это модерн, причем южный, в таком немножко швейцарском стиле. Место-то горное, как говорят, швейцарские высоты под Петербургом. Дом с элементами шале - это бывшая онкологическая больница, построенная до революции, общества сестер милосердия Святого Георгия. Это были, в основном, очень знатные дворянки. Возглавляла общество герцогиня Ольденбургская. На деньги, которые россияне жертвовали, построили в очень красивом месте больницу для онкологических больных. Если сейчас мы обойдем ее, то, с другой стороны, увидим просторы, Гатчинский район вдалеке виднеется. Люди могли пожить в здоровых условиях под Петербургом. Но это уже в прошлом, теперь здесь лыжная база, спортивный центр.

Галина Паламарчук:
- Если вернуться к древней истории этих мест: эти холмы несвойственны полу-болотистой местности, что вокруг. К ледниковому периоду относят образование этих трех холмов?

Михаил Уваров:
- К его концу. Когда ледник уже отходил, отступал, здесь происходили какие-то загадочные процессы. Почву где-то рыхлило, она поднималась, какие-то части земли перемещались. Внизу под нами - уже возвышенность. Это Ижорское плато, Пулковские высоты. Относительно Петербурга это уже довольно высоко. А тут еще выше холмы получились. Скорее всего, ледник их двигал, потому что здесь, по сути, осадочные породы. Интересно, что здесь под нами много воды, там линзы с водой. Поэтому здесь и теплее, поэтому столько лиственных растений. Разные цветы интересные, например, орхидеи «Венерин башмачок». Основная причина этого разнообразия – особое происхождение высот, воды много.

Галина Паламарчук:
- Причем ученые, как я читала, спорят о том, как происходил процесс схода ледника…

Михаил Уваров:
- Потому что бугор значительный… Как ледник сумел так сграбастать, сгрести землю, чтобы выросли настоящие горы?! Холмы, как горы ощущаются, поэтому их и называют горы – Воронья, Ореховая и Киргоф.

Галина Паламарчук:
- Ореховая самая высокая - 176 метров.

Михаил Уваров:
- Да, самая высокая и самая большая по площади. Чтобы нам добраться до вершины, надо где-то полчаса.

Галина Паламарчук:
- Коснемся истории времен Великой Отечественной войны, её начала, потому что здесь, как минимум, 2 или 3 места об этом напоминают, в частности, батарея «Авроры». Как здесь оказались орудия «Авроры»?

Михаил Уваров:
- В конце августа стало понятно, что гатчинская линия обороны - Красногвардейский укрепрайон - не может справиться с обороной, немцы очень близко подходили, шли бои, необходимо было укрепить тылы ближе к Ленинграду. Разумеется, желательно там, где дороги, где немцы могут проходить и где есть какие-то естественные преграды для них: водные или вот такие возвышенности. Тогда командовал фронтом Климент Ворошилов. Он выехал в эти места, у него и у штаба родилась идея здесь разместить орудия, причем орудия корабельные, которые сняли с «Авроры». Предполагалось, что немцев можно будет подавлять с дальних подступов: они будут входить в Тайцы, например, а по ним наши будут стрелять, потому что дальнобойность корабельных орудий большая - десятки километров.
Как доставить орудия? Проложили специальную, временную, так называемую рокадную железную дорогу от основной Балтийской линии.
Помогали ополченцы, местные жители. Протянулась дорога через высоты по южной стороне до Варшавской ветки, то есть ее провели между железными дорогами. Можно было и так, и так подвозить. Расстояние чуть больше 10 километров. И эти орудия стали устанавливать.

Галина Паламарчук:
- Как еще велась оборона?

Михаил Уваров:
- Рыли траншеи, устанавливали пулеметы, минометы на горных склонах, были пункты связи, наводчики, сидевшие на высоких точках. Но вся эта линия обороны не была задействована в полной мере, потому что немцы Красногвардейск взять не смогли с налету, как им думалось, и, в итоге, прорвались западнее Гатчины, это район Кипени, Русско-Высоцкого, и в начале сентября вышли к Финскому заливу – Урицк, Лигово, Стрельна. А Гатчину взяли позднее, 13 сентября. И развернуть эти орудия, чтобы достойно дать ответ, уже было невозможно. Немцы стали окружать эти возвышенности, связь нарушилось. Уже было распоряжение отступать к Ленинграду, но не все получили приказ, была неразбериха, кто-то отошел, кто-то остался. По крайней мере, воинской состав при орудиях оставался. Их было девять. И судьба их сложилась по-разному. Орудия первой батареи «Авроры» немцы сожгли, используя огнеметы, погиб весь расчет.
Второе орудие в межгорье находилось, там теперь находится мемориал «Взрыв». Расчет сам подорвал боеприпасы, орудие взлетело на воздух, немцам оно не досталось. Третье орудие, находившееся уже на склоне Киргофа, было захвачено немцами, есть фотография. Они его использовать особо не могли. Линия была повреждена. В любом случае, все эти орудия против нас использованы не были.
Смелая была идея – использовать корабельные орудия. И она могла сработать, эти высоты могли стать мощным укреплением. Но слишком мало было времени, чтобы здесь закрепиться.
Мемориал был устроен в 1965 году. Здесь мы можем видеть упоминание о лейтенанте Иванове и его команде, которая защищала до последнего это первое орудие, пока не погибли в огне.

Галина Паламарчук:
- Написано: «В этом артиллерийском дворике 11 сентября 1941 года тяжело раненых, но непокоренных моряков-авроровцев, фашисты привязали проволокой к орудию, облили бензином и сожгли заживо».
Пойдемте дальше - на Ореховую гору.

Михаил Уваров:
- Потихонечку выйдем к вершине и заодно познакомимся с местной природой.

Галина Паламарчук:
- Ну, недаром же здесь были ботанический сад, теплый сад.

Михаил Уваров:
- Еще, при Екатерине II.

Галина Паламарчук:
- Николай I подарил своей супруге это место, и она здесь развернула бурную деятельность, насадила различные растения, которые привезла из Европы. Да?

Михаил Уваров:
- Да, возник ботанический сад в естественной среде, скажем так.
На маршруте мы можем видеть план-карту с достопримечательностями: виды Дудергофа, а именно Можайский Дудергоф - главный поселок. Зеленая часть – это Воронья гора, более вытянутая и небольшая. Высочайшая ее точка - 147 метров над уровнем моря. А Ореховая - немножко расчлененная: помимо основного массива возвышенности есть еще склоны, как бы языки, у них есть название. Есть Почтовая горка к почте, Школьная горка и Лысая гора. Киргоф тоже называли Лысой горой, но он дальше находится. Это особо охраняемая природная территория «Дудергофские высоты». За ней достойно следят, появилось много информационных стендов, табличек, лестницы построили, раньше, еще лет 10 назад, карабкались, где как получится.
Само слово «дудергоф» не очень понятно, какого происхождения. Появилось оно в шведские времена, это 17-й век, 400 лет назад примерно. Было когда-то село Дударово, еще при новгородцах, совсем в далекие времена. Кстати, финны и ижорцы, которые населяли эти земли в старину, называли это место Тууттари.

Галина Паламарчук:
- Кто гулял по этим дорожкам? Кто здесь жил?

Михаил Уваров:
- Поначалу местные жители, конечно, это были крестьяне. Они особо эту гору не заселяли и не вырубали здесь леса. Первые исследователи Дудергофа - Александр Львов, архитектор, известный инженер, и ботаник Бибер. Они первыми посетили эти места с научной целью, чтобы выявить, какие здесь высоты, какие природные памятники есть. Говорят, что Петр I здесь тоже бывал.

Галина Паламарчук:
- Даже пишут, что медную руду добывали.

Михаил Уваров:
- Да, но это все не задокументировано. А вот именно задокументированные источники - это посещение Львовым и Бибером этих мест. Они от Академии наук были откомандированы сюда и увидели непроходимый лес, дебри из орешника, из других деревьев, хвойных в том числе (хвойных сейчас мало, потому что они сгорели в войну - здесь от обстрелов на возвышении были пожары). О чем говорит Львов? Что местные жители, финны, например, как-то по-особенному относились к этим возвышенностям и заселяли их только по склонам. По-видимому, для местных жителей эти возвышенности имели некоторое символическое, такое культовое значение. Это были особые места, особые леса, на Киргофе было кладбище, причем, оно очень древнее и возникло еще в средние века, а может, и раньше. При этом здесь, под землей не только вода, но и какие-то полезные ископаемые. Есть упоминание, что и медная руда была здесь обнаружена, и будто бы даже серебро. Сейчас есть источник, его называют Серебряным или Петровским. Говорят, что проводили измерения, действительно, серебро в воде присутствует, хоть и в небольшом количестве.
Львов описал свою экспедицию в шутливых тонах в виде писем одной из своих подруг-поклонниц. Он писал в стихах, как они лезли на гору с посохами. В конце концов, забрались исколотые, изрезанные. А обратно скатывались кубарем, как он описывал. На самом деле, это была довольно серьезная экспедиция, потому что задача стояла определить, что здесь за природа и есть ли полезные ископаемые. В итоге, был сделан вывод для Академии наук, что здесь уникальная природа, нужно ее сохранить и в дальнейшем не вырубать ничего, а создать парк. И вот на рубеже 18– 19-го веков граф Безбородко распорядился устроить здесь Теплый сад: так здесь возникает парковая зона более 200 лет назад.
С тех пор здесь все, конечно, поменялось. Теплый сад, Ботанический сад, по сути, был чем-то вроде заповедника по тем временам. Но чуть позже, во второй четверти 19-го века эти земли заинтересовали императора Николая I. Он побывал в этих местах. Чем ему это место было интересно? Дело в том, что рядом находится Красное Село. А в окрестностях Красного Села проходили маневры, воинские учения. С размахом они стали организовываться именно при Николае I. При осмотре территории ему понравилась эта местность. В итоге, территория достается царской семье, описывается как имущество императорского двора, и он ее дарит своей супруге Александре Федоровне. В Красном Селе у них был дом, назывался Дворец, на самом деле, большой особняк. Оттуда можно было приехать сюда, проверить владение, погулять, отдохнуть. С этих мест можно посмотреть и за войсками, они внизу как раз скакали. Здесь возникает окультуренный парк, потому что Александра Федоровна распоряжается сюда завозить различные растения, цветы, орхидеи, например, деревья сажать новые, те же самые дубы. Уникальная особенность этого места – то, что здесь почва более теплая, щадящая для растительности. Это связано с тем, что много воды внизу, и она не замерзает. Отсюда, кстати, и Теплый сад.
Здесь появляются участки, где растут цветы и специально посаженные деревья, и потихоньку лес превращается в лесопарк. Здесь возникли постройки. Но это не было грубое вторжение в природу: к делу подходили изящно. Появилось два павильона: швейцарский, его основание недавно было обнаружено, его раскопали, а второй - молочный. Молочный домик был под горкой у пруда, швейцарский - на самой вершине. Это были сооружения, в которых можно было остановиться, перекусить, отдохнуть, пообщаться. К сожалению, оба павильона были утрачены во время войны. Они были деревянные и не сохранились до нашего времени.

Галина Паламарчук:
- Мы почти на вершине, видим остатки фундамента швейцарского домика.

Михаил Уваров:
- Здесь есть информационный стенд о нем. Это именно швейцарский домик в стиле шале. У него два уровня: веранда, балкон на втором этаже, как и должно быть (когда снегом все заваливает в Швейцарии, то можно со второго этажа спуститься и выйти из дома). Здесь есть интересный момент. Иногда строение называют дворцом Петра Великого. Дело в том, что местные жители уже к началу 20-го века не помнили, откуда этот домик, кто его построил, для кого. А про Петра I ходили легенды, что он здесь катался с гор на санях, пил местную воду, добывал руду. Поэтому строение и называют дворцом Петра Великого, хотя он гораздо более позднего времени. В советское время в нем было кафе. Его использовали спортсмены, здесь спортинвентарь выдавали. Это и была та самая первая лыжная база.
Не очень понятно, кто построил швейцарский домик. Спорили о том, что, может, Штакеншнейдер этим занимался: он был большой любитель такой архитектуры в романтическом стиле.

Галина Паламарчук:
- Фундамент недавно откопали?

Михаил Уваров:
- Да, года четыре, назад. Были выделены средства.

Галина Паламарчук:
- Впереди у нас вершина 176 метров над уровнем моря.

Михаил Уваров:
- Вершина относительно пологая, широкая. 176 метров над уровнем моря, над уровнем поверхности где-то метров 80. Очень солидно, и дух захватывает, когда поднимаешься.
Мы сейчас подходим к месту, где установлен крест в память о погибших и сражавшихся за эти высоты в 1941-м и в 1944-м годах. Крест появился к 70-летию Победы. И такой крест есть на Вороньей горе. Тут рядом с крестом находится отметка самой высокой точки, которую отметили топографы.
Отсюда открывается вид и на поля окрестные, и на Петербург.

Галина Паламарчук:
- А в другую сторону что мы видим?

Михаил Уваров:
- Пока нет растительности, хорошо видна гора Киргоф. Ее еще Лысой называют, но на самом деле там леса есть, просто их поменьше, чем на Ореховой и на Вороньей. Воронья и Ореховая горы рядом, очень близко, так что их иногда и не различают. Между ними маленький перевал, улица Нагорная. Они почти как единое целое, а гора Киргоф все-таки отдельно. И перед ней – деревни с финно-угорскиим названиями: Перекюля, Ретселя, Пикколово.
Самая высокая точка Киргофа - это подъемник Туттари-парка. Она немножко насыпная, но там тоже высота ближе к 170 метрам. И на вершине находилась кирха.

Галина Паламарчук:
- Киргоф, действительно, когда смотришь, как будто бы и лысая гора.

Михаил Уваров:
- У нее флер интересный, даже немножко мистический. Как известно, Лысая гора связана с колдовством. По крайней мере, в Европе так считалось. А тут еще и кладбище. Место культовое. Жители окрестных финно-угорских деревень выбрали его для захоронений. Само название «Киргоф» шведское – «церковный двор». Кладбище в настоящее время не действующее. Здесь новых захоронений нет уже давно. После войны прекратили здесь хоронить.

Галина Паламарчук:
- Сколько кладбищу лет?

Михаил Уваров:
- Сложно сказать. Официально мы знаем о появлении здесь кирхи в 30-40-е годы 17-го века. И можно говорить, что тогда уже было кладбище. Был такой помещик швед Юхан Шютте, барон Дудергофского погоста. Он выделил деньги, чтобы здесь построить кирху. Возник лютеранский приход.
В пользу того, что кладбище гораздо старше, говорит то, что на горе есть культовый камень, а это артефакт более давних времен. Скорее всего, это седая древность. Мы видим здесь ингерманландские металлическое кресты. Это конец 19-го - первая половина 20-го века. Кресты разные по форме. Была традиция: когда человека нужно было похоронить, тогда кузнец специально изготавливал крест, и каждый раз немного разный. Здесь нет оградок, их и не было. Сейчас местность выглядит, как просто лес, такая зона, где торчат из земли металлические кресты.
Спустя 200 лет после первой деревянной кирхи была построена каменная по проекту архитектора Мейер по заказу императора Николая I. Александра Федоровна, его супруга, сочувствовала лютеранам, она в юности была лютеранского вероисповедания, еще будучи прусской королевной.
Новая кирха просуществовала чуть больше 100 лет, закрылась перед войной, в 1937 году. В войну пострадала от обстрелов, от пожаров, но руины ее еще были, стены еще стояли. Есть фотографии послевоенные, а разобрали ее на рубеже 40-50-х годов.

Галина Паламарчук:
- Одна из главных туристических достопримечательностей этой горы - валун.

Михаил Уваров:
- Он очень популярен, любят его посещать люди, которые интересуются историей, мистикой, древностью. Его называют Укка-киви или громовой камень. «Укка» - это «старик» по-фински, но еще и «Бог», творец, создатель вселенной природы. А «киви» - это «камень».

Галина Паламарчук:
- Валун расколот на несколько частей…

Михаил Уваров:
- Похоже, его части разошлись от удара, и мы не знаем, от какого. Он мог и от молнии расколоться, но мог и от огня. Камни раскалываются, если их хорошенько накалить, а потом облить водой. Сложно сказать, что произошло. Может быть, молния ударила: это естественное объяснение. Было объяснение с точки зрения финнов, местных жителей. У них была история-легенда об этом камне, которая звучала так: «Когда-то в далекой-далекой древности на этом камне сидел злой дух, нечистый. Сидел он, сидел и видел с Киргофской горы все окрестные деревни. И пакости всякие устраивал жителям: то мор, то вражду. Вот такой был злобный дух. Жители взмолились. А кому они тогда молились? Тогда были еще финно-угорские божества. Они молились богу Укке (он у финнов за погоду отвечает), просили сделать что-нибудь с этим нечистым, спасти народ. И вот однажды, когда этот демон залез снова на камень и стал колдовать, вдруг сомкнулись тучи, ударила молния, гром. Жители пришли на утро, смотрят, а камень раскололся и остался только дымок. Камень раскололся и погубил злого демона». Такая древняя борьба сил неба и сил подземных, злобных. Поэтому к нему отношение было особое, трепетное.

Галина Паламарчук:
- Но относят этот валун к ледниковому периоду?

Михаил Уваров:
- Конечно, ледниковый. Когда ледник начинал таять, потоки воды с кусками льда перетаскивали гигантские камни из Скандинавии, с Карельского перешейка. Этот камень каким-то удивительным образом оказался на вершине горы. А потом раскололся.

Галина Паламарчук:
- Есть поверье, что если ты пройдешь между двумя частями валуна, то что-то хорошее произойдет в твоей жизни. А есть и другие истории. А что Вы придумываете для своих туристов?

Михаил Уваров:
- Я говорю, наоборот, лучше не заходить сюда, потому что там может сидеть демон.