«Глаз Росомахи» на берегу Свири

На самом краю Ленинградской области, в селе Вознесенье Подпорожского района, там, где река Свирь вытекает из Онежского озера, на высоком ее берегу есть «Вепсский замок» или «Глаз Росомахи». Это финское укрепление, которое сохранилось до сих пор. О нем – наш рассказ в рубрике «Новости пешком».

Новости пешком
16 марта 16:00
2394

Галина Паламарчук:
- Елена, куда мы входим? Что это такое?

Елена Ведюкова, краевед, депутат совета депутатов Подпорожского района:
- Сейчас мы стоим у главного входа в пещеру. Это Вепсский замок с ударением на последнем слоге, финское укрепление, которое начинается от Подпорожья, далее идет по Свири и до Медвежьегорска. Здесь, в Вознесенье, часть этого Вепсского замка - дот, который называется «Глаз Росомахи». А почему? Когда мы поднимемся наверх, я вам покажу.

Галина Паламарчук:
- В какие годы это было сделано?

Елена Ведюкова:
- Оккупация поселка Вознесенье началась 6 октября 1941 года и продолжалась до 22 июня 1944 года: 990 дней. Финны сюда зашли не для войны. Они строили этот Вепсский замок для обороны земли, которая в случае победы Гитлера в Великой Отечественной войны перешла бы Финляндии, стала бы финской землей.
И поэтому они строили такую… китайскую стену, что ли?
Укрепление изнутри состоит из габбро-диабаза, это вулканическая горная порода серо-черного цвета, она отличается морозоустойчивостью, влагоустойчивостью, прочностью. На самом деле, это скала из габбро-диабаза, которую изнутри выдолбили частично, а частично вскрывали. Устанавливали бронебойные колпаки и под ландшафтный дизайн их завуалировали.
Финны очень грамотно строили свою оборону: они заняли самое выгодное положение, с воды к ним было не подойти, берег крутой и высокий. С воздуха они тоже могли себя защитить. Очень точно они место заняли, правильно.

Галина Паламарчук:
- Сколько времени они могли это делать?

Елена Ведюкова:
- На протяжении всех этих трех лет и строили. Начали строить, железная дорога появилась, мост через Свирь построили деревянный. Они сюда приехали глобально жить, навсегда, были уверены в своей победе и в оборону вкладывали большие средства. До строительства сооружения в этой горе допускались только финны. Местные жители сюда не допускались - это был секретный объект.
Наши разведчицы много усилий приложили, чтобы узнать для наших партизан, что здесь строится. Они что-то здесь делают, а что конкретно - не было информации. И одна наша девушка увлекла собой финского строителя, который охранял объект, она потихоньку забегала и как бы шутя спрашивала: а это что, а это? Так она узнала, что это военное сооружение, поняла, для чего оно предназначалось, сколько в нем орудий. Все это передавалось нашим партизанам.

Галина Паламарчук:
- Что из себя представляло это сооружение? Я так понимаю, что в высоту оно метров 10?

Елена Ведюкова:
- Сооружение уникально: такого нет нигде больше в мире. Оно трехуровневое, у него три секции, по площади оно занимает очень много места. Оно было рассчитано на четыре пушки, здесь было четыре орудия. В основном, финны строили на одно или на два орудия. Или вообще только для людей, как у нас вдоль Свири, - на четыре человека. А здесь глобальные масштабы. Они заняли такую высоту, что и Свирь просматривалась и простреливалась, и устье Свири, и начало канала. Очень хорошая позиция.

Галина Паламарчук:
- А вот этот выход куда ведет?

Елена Ведюкова:
- Этот выход был к оружию, к пушке, которая была направлена на Свирь.

Галина Паламарчук:
- Конечно, финны продумали все так, чтобы люди здесь могли находиться долго, может быть, даже не выходя?

Елена Ведюкова:
- Да, у них была здесь и канализация, и вода, и очищение воздуха. До сих пор видно, какие у них были бронебойные двери. Вот это вот диабаз, а это кладка. Все было выкрашено в белый цвет. Для чего? Если во время боя случалась поломка, то на белом хорошо было ее видно. Это позволяло в кратчайшие сроки поломку выявить.

Галина Паламарчук:
- Эта лестница, куда ведет? Тут целый лабиринт ходов и выходов.

Елена Ведюкова:
- К перископу, на второй этаж, на третий. И, наверное, там тоже была установлена пушка. Мы видим, как здесь все добротно сделано, насколько это, видимо, была важная охраняемая территория. Арматура такая, что взрывали не могли взорвать.
Финны использовали обманки у входов в важные объекты, здесь они тоже есть: если советский солдат приходил брать штурмом дверь, а они предполагали, что объект могут штурмовать, финн бросал гранату, которая по лжеходу выпадала прямо к ногам советских солдат.
Это мне рассказали, когда я ездила в Финляндию посмотреть одно из финских укреплений, дотов времен Великой Отечественной войны. Потому что у нас нет данных, что это, для чего это, как это строилось? Я познакомилась с финном, который меня пригласил в Финляндию и показал мне дот, нетронутый вообще: этому сооружению не пришлось принимать участие в военных действиях, и там все сохранилось, как было в 1941 году. И вот он мне рассказал про такие обманки и показал их.

Галина Паламарчук:
- Поднимаемся наверх. Не просто так финны выбрали эту гору: она большая, высокая, отсюда как раз видно исток Свири… Красота!

Елена Ведюкова:
- Да, вот Онега, вот вытекающая из озера Свирь. Две пушки были направлены в одну сторону, две – в другую. Все простреливалось, все просматривалось. Здесь видно, почему назвали «Глаз Росомахи»: так финны называли это укреп-сооружение за схожесть бойниц с раскосым взглядом этого животного. Сейчас заросла гора, а так были хорошо видны и очертания, напоминающие росомаху: вот тело, вот голова. Тело извивается, и хвост уходит туда, к дороге.
Лестница поднималась на второй и третий уровень, где, видимо, был либо перископ, либо какое-то орудие. И вот лаз к этой смотровой площадке. Это уже в постсоветское время взрывали. А так, до самих глаз доходил большой уступ, и с реки, с берега не было ничего видно - просто гора, заросшая растительностью. Никто не понимал, что эта скала несет такую мощь и смертельное оружие.

Галина Паламарчук:
- А финны, когда уходили отсюда, хотели дот взорвать?

Елена Ведюкова:
- Когда финны поняли, что Германия проиграет, они просто ушли. Невская флотилия начала наступать со стороны Вытегры, по нашему каналу Мариинской системы. Продвигались долго, потому что по каналу тогда сплавляли древесину, и он был забит мусором, древесино, к тому же был заминирован финнами. Наши подошли к этому месту, обстреляли его, а финнов нет. И пошли на Петрозаводск, но финны ушли и оттуда. Как воспоминали малолетние узники финских концлагерей в Петрозаводске, в один день они проснулись, а их никто не будит на работу. Сначала они боялись выйти из бараков, а когда вышли, то увидели, что надзирателей нет, у главных ворот никого нет, на вышках - никого. Они пошли в сторону набережной и увидели Онежскую флотилию. И тогда поняли, что их освободили.

Галина Паламарчук:
- А когда история этого сооружения стала известна? Понятно, что старожилы это знали. А нынешнему поколению когда рассказали?

Елена Ведюкова:
- Я сюда приехала в 2000 году, и первое сооружение, которое мне показал муж, а он местный житель, это был «Глаз Росомахи». Я ему задала тогда вопрос: почему это не музей, почему он в таком в плачевном состоянии и заброшен? Там было много бытового мусора. Он не знал, и бабушка его не знала, хотя была у финнов в плену. Они не знали, что это укрепление. Когда мы ходили с волонтерами собирать воспоминания у местных жителей, а им было сразу после войны 14-15-16 лет, они рассказывали, как разминировали поселки, деревни, Володарский мост, об этом все помнят, но никто не помнит, чтобы разминировали этот дот. Информации не было про это место. Мне стало интересно. Я стала интересоваться, спрашивать. Нашла кое-что в архивах, хорошие книжки по этому месту написала Тамара Георгиевна Зимина, подпорожская писательница, краевед. Я с ней встречалась.

Галина Паламарчук:
- А финны готовы были поделиться информацией?

Елена Ведюкова:
- Все, что у них рассекречивается, есть в общем доступе. Что-то мне скинули лично. Интересен проект, как все было устроено, но этого пока нет. Финны сюда приезжали каждый год. Они знают это место.
Сейчас у нас большой музей развивается в средней школе, занимаются ребята, я им всю информацию, которая у меня была, передала. Они с удовольствием сюда приходят, снимают видео, уроки проводят. Я считаю, это важно развивать и сделать здесь музей. Пусть это финское укрепление, не советское, но это история нашего края и это укрепление находится на нашей земле. И где, как не здесь рассказывать, как наши партизаны, наши молодые девочки не боялись и шли на такие амбразуры? Сооружение большое, страшное, продуманное до мелочей, как оказалось.
Мы с ребятами участвовали в районном проекте и выиграли небольшую сумму денег. Было принято решение поставить здесь, на горе, мемориальную плиту во славу советских воинов восточного Присвирья как символ Победы, как напоминание о том, что наши взяли верх в той войне и победили.