Тактическую победу русских над французами наглядно показали гатчинцам

16 сентября в нашем городе прошел военно-исторический фестиваль "Во славу подвигов российской гвардии в войнах 1805, 1807 и 18012 гг.", приуроченный к празднованию дня города.
Общество
21 сентября 2017 10:01
349
Троекратным «Ура!» у стелы «Гатчине — Городу воинской славы» условные французы и русские приветствовали певца-гусара и яркий военный строй «минувших лет» маршем двинулся к дворцовому плацу, а оттуда — к главной точке исторического фестиваля «Во славу подвигов российской гвардии» — на плац-театр «Птичник».
Там перед многочисленными зрителями развернулась инсценировка битвы между наполеоновской и русской армиями при Гейльсберге в 1807 году. Тогда, 210 лет назад, русская армия на позиции перед Гейльсбергом в Восточной Пруссии разделилась на 2 части по обеим берегам реки — откуда пойдут французы, никто не знал. План Наполеона был прост: отрезать русских от главной базы снабжения — Кёнигсберга, а после атаковать всеми силами и раздавить численным превосходством.
На гатчинском поле — десятки энтузиастов, облачённых в мундиры наполеоновской эпохи. Пушки и штыки, сабли и палаши. Одного только пороху 150 килограммов. Москвичи и череповчане составляли в основном доблестную французскую армию, петербуржцы и гатчинцы воевали «за наших». Артиллерия и пехота обменивались залпами практически в упор.
Попеременно сходились в бою с неприятелем петербургское ополчение и гвардейский морской экипаж, лейб-гвардии Преображенский и Егерский полки. Не простаивала и кавалерия, казаки и гусары. «Сабель звон» хорошо был слышен за несколько метров. По тому, как легко одна из них снесла султан с кивера сомнений в остроте оружия не было.
Первое наступление французов отбито, второе увенчалось успехом: неприятель завладел русским редутом. Но в ходе контрнаступления укрепление удалось вернуть. Дальнейшие попытки французов отвоеваться были тщетны и честь русскому оружию отдал сам «Железная рука» — маршал Франции Николя Жан де Дьё Сульт. В его роли выступил кандидат исторических наук, доцент петербургского университета, один из основоположников движения военно-исторической реконструкции в России и автор сотни научных работ по наполеоновской эпохе Олег Соколов. По его признанию «чудом оставшийся в живых» (оседланный несколько часов назад конь явно противился войне) по окончании боя он подробно представил каждый полк, участвовавший в сражении, не скупясь на похвалу в адрес гатчинских егерей.
Не обошлось и без наград. Руководителя Гатчинского военно-исторического клуба Михаила Дятленко пожаловали из поручика в капитаны. Тот признался: в действующей армии он бы такому обрадовался, ведь новое звание давало повышение денежного жалования в 2 раза и возможность быть замом командира батальона. А в его положении — это лишь новый нагрудный знак. За свой счет. Как и практически все обмундирование у реконструкторов.
Французская артбатарея под командованием Сенармона сделала показательный выстрел перед зрителями. «Наши» подыграли, поставив в качестве мишени кивер и понадеявшись на промах, который бы подтвердил победу русских. Сульт был в расстройстве, тем не менее признался: ему бы хотелось, чтобы такие реконструкции в Гатчине были ежегодными, и если город примет очередной бой, пообещал: участников и впечатлений будет больше как минимум в 2 раза.