Бесконтактная вербовка

Спецслужбы отмечают возросшую активность кибертеррористов, которые вербуют молодежь через интернет.

В последние годы уровень террористической угрозы в России снижается. Однако преступники не оставляют попыток пополнить свои ряды новыми бойцами. Вербуют чаще всего молодежь — через соцсети, мессенджеры, чаты.

Происшествия
21 августа 11:06
752

Все начинается с безобидного общения. Пользователь думает, что обрел интересного собеседника, и не подозревает, что его «обрабатывает» специалист высокого профиля. Новый «друг» вскоре начинает разговоры на религиозные темы, а затем приглашает перейти к общению в закрытое сообщество.

Здесь и происходит бесконтактная вербовка. После этого определяется, где и как использовать новичка: то ли ему выехать за границу, то ли войти в состав местной «спящей» ячейки, стать ли шахидом или оказывать пособническую помощь.

«Зачем вы, девушки?..»

Особое направление деятельности вербовщиков — привлечение на свою сторону молодых женщин. Тут в ход идет не только идейное «оболванивание», но и элементарное обольщение. Как происходит подобная вербовка и почему на нее «ведутся» даже весьма разумные представительницы слабого пола, детально описано в фильме Тимура Бекмамбетова «Профиль».

Британская журналистка Эми пишет материал о вербовщиках в «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная в России), привлекающее в свои ряды все больше молодых европеек. Притворившись новообращенной мусульманкой, она начинает работу под прикрытием.

Девушка штудирует странички террористов в соцсети и постепенно выходит на вербовщика — харизматичного Биляля. Каждый день они созваниваются по скайпу и переписываются в чате. Сначала он шлет ей гифки с котятами, затем обещает огромное богатство, плюс бесконечную любовь и защиту. Между делом вербовщик вещает о «загнивании» европейской морали и важности «благого» дела борьбы с неверными. В итоге журналистка влюбляется в восточного красавца и едет за границу, где он обещает ее встретить…

Фильм, к облегчению зрителя, заканчивается благополучно. Эми в последний момент понимает обман (коллега, знающий арабский, переводит ей разговор террориста с напарником, из которого ясно, что в Сирии девушку ждет не семейное счастье, а сексуальное рабство) и с полпути возвращается домой. Однако и имя, и адрес ей приходится сменить, так как Биляль угрожает расправой.

В основе сюжета — реальная история журналистки Анны Эрель, автора книги «Под кожей джихадистки». Вот как она говорит о своем увлечении вербовщиком: «Будучи взрослым радикалом, легко убедить и влюбить в себя девчонку, которая вполовину моложе вас. Тем более, если она никогда не видела нормального авторитетного отца.»

В России прецедентов с вербовкой женщин тоже немало. Вспомните скандал с благополучной студенткой Варварой Карауловой, которая помчалась на край света за возлюбленным-террористом. А сколько историй не приобрели массовой огласки, но стали трагедией для девушек и их родных!

Игры и реальность

Используют вербовщики и вовлеченность молодых людей в мир компьютерных игр. Психологическая обработка ведется прямо в чатах многопользовательских игр или в геймерских сообществах. Исламистские группировки даже создают клоны популярных игр, где для пользователей «понарошку» заставляют совершать теракты.

Опасность в интернете поджидает не только молодежь. Вербовщики активно эксплуатируют и тревоги более взрослых граждан, возникшие на фоне пандемии.

«Повсеместная изоляция ускорила рост масштабов интернет-коммуникации между людьми, — поясняет глава ФСБ России Александр Бортников. — При этом усугубившиеся кризисные явления в экономике, опасения граждан за здоровье, неопределенность будущего значительно повысили социальную напряженность. Этим пользуются пропагандисты терроризма, агрессивно работающие как со слабо защищенными слоями населения, так и с представителями среднего класса, чье благосостояние ухудшилось. Фактически в глобальной сети развернулась целая инфраструктура, производящая будущих террористов.»

В России постепенно совершенствуют законодательство, направленное на ограждение граждан от влияния идеологии насилия. Так, с 2017 года ужесточено наказание за вербовку террористов. Такие преступления караются тюремным заключением на срок от 8 лет до пожизненного. Вербовщикам также вменяют штрафы — от 300 тыс. до 1 млн рублей. Кроме того, в законе появилось понятие «пропаганда терроризма». За нее предусмотрен штраф до 500 тыс. рублей либо лишение свободы до 7 лет

Лидия Зайцева

 В 2019 году ГУ по противодействию экстремизму МВД РФ сообщило, что в лагерях боевиков в Сирии, Ираке и Афганистане находятся свыше 3,5 тыс. россиян (и около половины завербованы через интернет). Более свежие данные пока не озвучены, но есть основания полагать, что меньше эти цифры не стали.