Гатчинцы и юристы о трагедии на пешеходном переходе Балтийского вокзала

По следам трагедии: в пятницу, 17 февраля, на пешеходном переходе через железнодорожные пути Балтийского вокзала, в районе ул. Нестерова погиб молодой человек.
Происшествия
21 февраля 2017 08:58
93
Это не первое ЧП на этом переходе: подобные происшествия с разными исходами случались здесь и раньше. Изменить то, что случилось — и прежде, и недавно — нельзя, но съемочная группа Ореол47 попыталась узнать у жителей города и юристов, имеющих опыт «работы» с железной дорогой, что они думают по поводу этой трагедии, и что нужно сделать, чтобы она не повторялась.

Он ехал с аэродрома в сторону Красноармейского проспекта, на велосипеде, в наушниках и капюшоне. Ни моргающие автомобили, стоящие напротив железнодорожного перехода, ни звук электропоезда не смогли уберечь 16-летнего Дениса от смертельной катастрофы. Проходившая мимо женщина с коляской сразу написала в социальных сетях: «Я только и успела подумать, хоть бы додумался остановиться. Хотела остановить его, но он быстро ехал. Я не могла и представить такой ужасной картины, которую увидела, обернувшись».

Это было в пятницу. Денис был из многодетной семьи из Мариенбурга — мама с папой, брат с сестрой старше него, еще одна сестра младше. Учился в 9-м классе 7-й школы, играл на гитаре, читал «Сталкера» — был душой компании одноклассников. Ехал на велосипеде по делам — купить запчасти для компьютера. Сегодня на месте трагедии — цветы от потрясенных гатчинцев.
Как журналистам рассказали юристы, на этом переходе ранее тоже были жертвы: по случаю ЧП происходило судебное разбирательство, в рамках которого звучали обвинения в адрес железной дороги по поводу того, что она не соблюдает всех норм безопасности в оснащении этого перехода:
«Больше 3,5 лет назад был первый случай. На этом же переезде, когда пострадал молодой человек. В течение трех лет мы вели это дело. Присуждено все в пользу потерпевшего, и в ходе расследования было выяснено, что железная дорога нарушила очень много собственных своих актов об оборудовании переездов и переходов», — рассказывает генеральный директор МиГ, юрист Андрей Мишин.
Юристы и обычные граждане обращают внимание на то, что сейчас рядом есть переход с лабиринтом. Но из-за того, что осталось место для более быстрого прохода, люди идут и едут на велосипеде по старым бетонным плитам.
«Я считаю, что, во-первых, не надо было убирать знаки перехода. Во-вторых, когда сделали нормальный новый переход, нужно было закрыть вот эту дорожку, потому что люди продолжают идти по ней. Все торопятся и опаздывают. А в-третьих, я считаю, что детям все-таки нужно объяснять, что не нужно ходить в наушниках через дорогу», — считают гатчинцы.
Люди говорят, что всегда нужно помнить о мерах безопасности, ведь мы сами несем ответственность за свою жизнь. Но и пешеходные переходы по правилам должны включать в себя информационные системы в зависимости от категории, предупредительные знаки (плакаты, указатели), устройства автоматической сигнализации. Такой переход есть на Варшавском вокзале, который оборудован по всем правилам.

«Железная дорога, нужно понимать, все-таки не только ограничивается машинистом и электричкой. Помимо этого есть другие структуры, которые должны следить за тем, чтобы пешеходные переходы были правильно оборудованы», — говорит юрист

Борис Иванов.
Юристы напоминают, что в местах пересечения с пешеходными переходами, расположенными в одном уровне с верхом головок рельсов, расстояние от ограждения до крайнего рельса должно приниматься в месте устройства прохода в ограждении не менее 5м. Начало ограждения должно располагаться на расстоянии не менее 20м от настила пешеходного перехода. Эти же требования определяют, в каком случае это обязательно сделать.

«Например, густонаселенные районы города делятся пополам, что в Гатчине и есть. Второй случай: если есть рядом рынок. Т.е. по двум случаям уже попадает под это. Просто работники железной дороги не выполнили то, что обязаны были выполнить. Конечно, с наушниками ездить нельзя, но, если бы это было выполнено, то, наверное, несчастного случая бы не произошло», — добавляет Борис.

РЖД является источником повышенной опасности и должно нести ответственность за вред, причиненный на территории железной дороги, если это произошло по вине РЖД. Степень вины определяет суд:

«Хотелось бы сказать, что каждый трагический случай может быть все-таки приведет к тому, что РЖД начнет выполнять собственные инструкции и сделает переходы в соответствии со своими нормативными актами», — говорит Андрей Мишин.

К сожалению, судебные разбирательства, если они и будут, не вернут жизнь Денису. Будь он немного внимательнее в таком опасном месте, все могло бы сложится по-другому. Как говорится, береженого Бог бережет.