Возложение цветов к памятнику малолетним узникам

Гатчинские сюжеты
24 января 2020 15:00
473

Ветераны, представители районной администрации, волонтеры и школьники вспомнили всех, кто отстоял свободу родины и пережил те страшные годы. У памятника малолетним узникам на территории Павловского собора минутой молчания почтили память людей, чье детство отняла война и сказали "спасибо" пережившим оккупацию и плен. Тем, кто невзирая на выпавшие испытания, поднимал из пепла страну.

"Вечная память нашим советским людям, защищавшим нашу родину и павшим в этих боях и освободившим нас от фашистского гнета. Слава нашему народу", сказал Виталий Филоненко, глава Гатчины и Гатчинского района.

Кто-то скажет, что дети в силу возраста не могут помнить всего, что происходило в начале их жизни. И будут не правы. Война оставила в душе каждого очевидца неизгладимый след:

"В 44 году я была у бабушки в Тосно - это Ленинградская область. Нас эвакуировали, оккупировали и повезли в Латвию. Естественно фашисты. По прибытию туда нас в концентрационный лагерь определили, там мы находились долго. Поскольку собирали побольше узников, чтобы морским путем отправить в Германию. В это время приходили латышские хозяева чтобы для своих работ взять пленных по договоренности. Нас, как мама рассказала, выкупили за спирт, т.е. она отдала спирт. Но немцы нас не теряли из вида, мы так и числились у них. Мы жили у хозяйки - мама, бабушка, я и сестра. Они работали в хлеву что-то такое, коров там что-то чистили. Работы было очень много. Хозяйка была иногда строгая, кормили нас один раз вечером. Это я вот помню. Большая была миска с накрошенным хлебом, залитая молоком", рассказала Руфина Утенкова, бывшая малолетняя узница.

Руфине Васильевне было 4 года, когда она попала в плен. Однако в ее памяти сохранился не только голод и труд, но и авианалет, убивший хозяйку дома. Помнит женщина и советские танки на улицах Латвийских уездов и грубое отношение местных жителей к русским, голодным детям. Ярким воспоминанием стал для нее День Победы, о котором робко, не до конца веря, перешептывались невольники. Другой бывший малолетний узник - ленинградец белорусского происхождения Климент годы спустя со слезами на глазах вспоминает разбомбленные эвакуационные эшелоны, годы в концлагере и возвращение на Родину.

"В декабре 44-го освободила нас Красная Армия. Не помню, уже мне было 6 лет почти что. Там привезли в Красное Село, а здесь фильтрационный центр, раз мы в плену были, в город нас не пустили, хотя там квартира. Про отца я узнал, что он в 42-м году умер, в Питере похоронен на Сирафимовском кладбище", сказал Климент Левартович, бывший малолетний узник.

В свою ленинградскую квартиру Климент Казимирович так никогда и не вернулся, остался жить в Гатчинском районе. Все послевоенные годы неразрывно связаны с этим городом, где мужчина учился и работал, растил детей, внуков и правнуков. 76 лет спустя у обоих наших героев большие семьи, уже взрослые внуки и подрастают правнуки, которым они рассказывают о пережитых ужасах войны. Люди, начавшие жизнь с плена, уверены - память должна жить, чтобы ошибки прошлого не повторялись.