Воспоминания о войне Евгении Распоповой

Гатчинские сюжеты
11 марта 2020 14:00
195

«Я до сих пор боюсь стрельбы»…С этих слов начала свои воспоминания Евгения Васильевна Распопова, уроженка Гатчины, пережившая немецкую оккупацию в родном городе. Евгения Васильевна родилась в 1923 году, жила в Мариенбурге, в июне 1941 года закончила 9-й класс школы № 5.

"Когда я пришла домой после бала, соседка сказала, что напали немцы, и началась война. Дедушка мой сказал, что это не хорошо, и что же теперь делать. Это было воскресенье, родители были мои дома, и всегда в воскресенье летом мы старались идти в парк, потому, что там были аттракционы, музыка, и в тот выходной день собирались идти", вспоминает Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

Евгения Васильевна вспоминает, что в тот день парк аттракционов работал, как и раньше, только прежнего веселья не было, ее сверстники живо обсуждали новости, и собирались записываться в армию, чтобы воевать с немцами.

"Эхо войны не было слышно у нас, сразу, как она началась, мы это не ощущали, что война, у нас не летали самолеты, ничего, но нас собрали в школе, всех старшеклассников, и послали на окопы. Целый месяц мы ходили на окопы, рыли на Корпиковском шоссе для орудий ямы и ездили в Тайцы противотанковые рвы копали", сказала Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

Так прошел июль 1941 года, а в августе родственник позвал Евгению работать телефонисткой на Балтийский вокзал посменно по 12 часов.

"Тогда только, когда к нам попал снаряд, прямо в здание нашего Балтийского вокзала, тогда стали сразу собираться, я пошла, мне выписали, что я работала и 184 рубля денег дали, и они уехали, т.к. здание сильно раскурочило", рассказала Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

С каждым днем Гатчина пустела, жители собирали вещи и уезжали кто куда. Семья Евгении Распоповой не хотела покидать любимый город, но однажды родственница сказала, что нужно срочно уезжать, немцы заняли Красное Село, скоро будут в Гатчине. Выбора не было, собрали вещи, пришли на вокзал в Мариенбурге, а поездов уже не было.

"Мы побежали на Варшавский вокзал, представляете, мы бежим, а последний поезд уходит, и начинаются такие зажигательные бомбы, просто ужас, так и летят. Мы не знаем, куда деться, спрятаться некуда. Мы все побежали в поселок Пригородный", сказала Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

Под шум бомбежек шестеро детей и трое взрослых прибежали в Пустошку и спрятались в лесу, сделав шатер. Только отдаленно до них доносились выстрелы, вспоминает Евгения Васильевна.

"Идет немец, и он мне показался таким уродливым, в очках, какой-то маленький, молоденький, и говорит: «Вэк», «Русиш Вэк», иначе «Партизан», убирайтесь из леса", вспоминает Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

Когда они возвращались в Гатчину, шли по местам, где только что прошел бой:

"Ой, Боже мой, это мы от Пижмы до Пригородного, вот это поле, это было что-то невероятное, столько там было положено людей, столько военных было, столько убитых было. Не знаю, были ли это немцы, или русские, это прямо повал, лежали там, там, лежали", говорит Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

Оккупация в городе, по словам Евгении Васильевны, началась с назначения старосты, все совершеннолетние и взрослые должны были встать на учет и отмечаться в гражданском лагере, который находился рядом с Круглой Ригой.
"Очень много было беженцев у нас. С Пушкина, Павловска, все останавливались в Гатчине, и в лагере было много народу, такого возраста, как я, и побольше, но не военнообязанные. Нас всех там записали, выдали пропуск до 18.00, после нельзя было ходить, все боялись", сказала Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

Самое страшное, вспоминает Евгения Васильевна, - это сильные морозы, которых раньше не было. В холод приходилось работать на улице на Аэродроме - засыпать воронки от упавших снарядов. Молодых симпатичных девушек, говорит Евгения Распопова, немцы отбирали отдельно.

"Им, например, нужно было стирать, убирать, в казино работать, котлы мыть, но туда не попадешь, они отбирали, девочки разные были, и такие симпатичные, так, например, из института одну взяли, а она уже старается, чтобы подругу взяли", сказала Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

Так сложилось и с Евгений Васильевной, ее соседка позвала работать в мастерскую по ремонту одежды и обуви к немцам мыть полы. За неделю работы выдавали по 200 граммов хлеба и искусственного меда. Удержаться на этом месте, говорит Евгения Распопова, было сложно, однажды она пришла в мастерскую, а ее место уже заняла другая девушка, и вновь пришлось вернуться на уличные работы. Спустя несколько месяцев Евгения Васильевна вновь вернулась в мастерскую, которая переехала в построенный барак рядом с Приоратским парком. Зимой приходилось ходить за водой на Черное озеро, но спуск был очень крутым, опасным, можно было соскользнуть в воду. А немец-портной, вспоминаетЕвгения Васильевна, постоянно отправлял ее за водой.

"Ох, как он на меня рассердился, я говорю, не пойду, он как мне даст вот сюда, по лицу, у меня в глазах потемнело, все раздулось, и в это время входит фельдфебель и спрашивает, что случилось, я рассказала, он к нему подошел и сказал: ты - солдат, и ты берешь ведро и идешь сам", вспоминает Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

До 1944 года Евгения Распопова проработала в мастерской, но потом немцы стали вывозить молодежь в Германию: сначала забрали юношей, увезли ее брата Николая и двух двоюродных братьев, а куда, никто не говорил. Позже эвакуировали остальных в эстонский город Йы?хви, который был оккупирован немецкими войсками.

"Лагерь, 3 км от станции. В лагере полно народу: и старые, и малые, и молодые. Лагерь огорожен колючей проволокой. В лагере баня и нас посылают на работу, на очистку деревьев, сучки надо было рвать", рассказала Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

Однажды, вспоминает Евгения Васильевна, когда она вновь отправилась искать своего брата, не зная, в каком он может находится городе, пришла за 3 км от лагеря на станцию, заглянула в вокзал, мимо кто-то прошел, она выбежала на улицу и увидела брата. По возвращению обратно в Гатчину семье Евгении Васильевны пришлось пройти очень много унизительных проверок НКВД, после которых ее отправили на работу в контору "Ремстря". Затем окончила школу, ее направили в Усть-Лугу работать учеником телеграфиста. Там она и узнала весть о том, что война закончена.

"В Усть-Луге стоял пограничный гарнизон, там пограничники жили ... Когда кончилась война, то эти пограничники они и стреляли, и пили, и пели. Помню этот момент и тогда мне было сказано: мы отработали с тобой, и встретили победу здесь, давай поехали домой", говорит Евгения Распопова, свидетель Великой Отечественной войны.

После войны Евгения Распопова работала инженером связи, вышла замуж за фронтовика Михаила Федосеевича. Вместе супруги прожили 57 лет, в браке родилась у них дочь. Сейчас Евгении Васильевне 97 лет, она до сих пор с ужасом вспоминает немецкие обстрелы города, разрушенные красивые дома Гатчины, вокзалы, "раненный" дворец. Говорит: не дай Бог никому пережить те ужасы, которые пришлись на ее молодость.