Воспоминания о блокаде Кирилловой Лидии

Гатчинские сюжеты
1 апреля 2020 18:00
258

«Если бы не тетя Наташа, наверное, я не выжила бы», - вспоминает сейчас жительница Гатчины Лидия Макаровна Кириллова, которая восьмилетней девочкой познала страх жизни в осажденном врагами городе. Тогда, весной 1941-го, говорит блокадница, даже и не думали о войне: в начале июня родилась младшая сестренка, и 22 июня вся семья отдыхала на даче.

"Мы уехали на дачу в Поповку, чтобы отметить ее рождение и крестины. Было много гостей, было весело, а утром, когда я проснулась, то все были озабочены, бегали, собирались гости, и мама сказала: «Едем в Ленинград», я заплакала, что не хочу уезжать, и мы уехали в Ленинград", рассказала Лидия Кириллова, жительница Блокадного Ленинграда.

Так для семьи Кирилловых началась война. Родители решили, что мама Лиды с ее сестрами, которым было 3 года, а самой младшей 20 дней, должны уехать в деревню в Костромскую область. А маленькая Лида осталась с тетей Наташей в Ленинграде.

"И маму с двумя чемоданами, а чемоданы были с пеленками и в окошко подавали, и Надюшку тоже подали, и мама уехала, а мы остались с тетей", рассказала Лидия Кириллова, жительница Блокадного Ленинграда.

Лидия Макаровна вспоминает, что в самом начале войны все было по-старому, Ленинград не сильно изменился, только люди стали более суетливые, куда-то собирались.

"В начале все вроде было нормально с многими ребятишками, где Сангальский сад, там был хлебный магазин, это был июль, в начале августа хлеба уже не было, но в этом магазине был песок сахарный, сахар, хлеб продавали, но уже стояли очереди, я как самая старшая, бегала туда, занимала очередь, покупали этот хлеб и сахар", рассказала Лидия Кириллова, жительница Блокадного Ленинграда.

Позже тетя стала все чаще и чаще оставлять Лиду одну дома, а сама уходить на работу.

"Иногда она приходила и ничего не приносила, иногда она приносила, вот так очистки, я запомнила: развязывает платочек и там картофельные очистки, я еще первый раз ее спросила, как же картошку вычистить, когда там совершенно нет ничего, а она сказала, что будем так варить", рассказала Лидия Кириллова, жительница Блокадного Ленинграда.

Лидия Кириллова вспоминает, что с каждым месяцем блокады становилось все хуже и хуже, зима 1941 года была очень холодной и голодной. Город переживал трагические дни. Не было продуктов, прекратилась передача электроэнергии. Рабочим давали 250 граммов, а иждивенцам 125 граммов хлеба в сутки. Ленинградцы питались и согревались как могли.

"Тетя Наташа спасала меня от всего, но больше утром, когда она уходила, говорила: «Ты спи, спи», закутает меня", рассказала Лидия Кириллова, жительница Блокадного Ленинграда.

Находясь в нечеловеческих условиях, люди дошли до того, что ели людей. В детских воспоминаниях сохранилось свидетельство того, как погибла их соседка.

"Попала бомба и ее ранили, наверно, и ее разнесли на кусочки, представляете, люди съели ее...", рассказала Лидия Кириллова, жительница Блокадного Ленинграда.

Иногда тетя Наташа брала Лиду с собой на работу. Идти приходилось долго по всему Лиговскому проспекту до Московского, идти было страшно, вокруг лежали трупы, люди вымирали целыми семьями, кварталами.

"И вот Новокаменный мост, тоже мне запомнился военный, сейчас он широкий, через Обводный канал, а тогда была тропочка, и по ней все утром шли, и мы с ней идем, и на этой тропочке лежит человек, мы остановились, и она меня дергает за руку: «Иди, иди», как же идти, когда никуда нельзя пройти, они говорит: «Ступай», он уже замерший был, и она меня повела по трупу: "Потом уберут", рассказала Лидия Кириллова, жительница Блокадного Ленинграда.

Лида хорошо запомнила день снятия блокады.

"Тетя Наташа пришла и говорит: «Салют, салют, блокаду сняли». А я думаю, как же ее сняли, когда ничего нет. Сам салют я не помню, куда она меня водила", рассказала Лидия Кириллова, жительница Блокадного Ленинграда.

Когда блокаду сняли, Лиду отвезла к маме и сестрам в Костромскую область. В деревне они работали в колхозе, мальчишки помогали с лошадьми, а девочки дергали лен, картошку. Лидия Макаровна вспоминает, что ходила за 5 км в сельсовет - носила сводки о выполненных работах, там она и узнала, что война закончилась.

"Беги обратно, мир! Не сказали победа, а мир. И я бегу, бегу, и ору, в каждой деревне, а потом по горке, тоже ору, такой резонанс идет, а я ору, прибежала в свою в деревню, наверное, громче громкоговорителя была: «Мир, мир, мир». Победа, потом мне уже сказали", рассказала Лидия Кириллова, жительница Блокадного Ленинграда.

Сразу вернуться после окончания войны обратно в Ленинград семья Лидии Кирилловой не смогла, дом их был разрушен в годы блокады, и 1946-й год они прожили в деревне. Вернувшись в Ленинград, маме предложили работу в Гатчинском дворце, туда они и заселились. Потом, когда в Гатчину перевели воинскую часть, и во дворце стали жить военные, семья Лидии Макаровны переехала в Птичник. Так и остались в Гатчине.
15 лет Лидия Кириллова отработала в райисполкоме, позже трудилась в Трест-49 начальником отдела кадров, откуда и ушла на пенсию в 76 лет. Сейчас Лидия Макаровна ведет активную общественную деятельность и с большим удовольствием воспитывает правнуков.