Геннадий Норкин: «Трагедия в Казанской гимназии ярко показала мужество российских учителей»

Сегодня, 26 мая, федеральные СМИ поделились сообщениями, что Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин назвал причиной трагедии в Казани, где выпускник застрелил девять человек, отсутствие охраны, за которую не хотели платить родители учеников. Он добавил, что после трагедии в Керчи не была выполнена даже половина поручений.

Геннадий Норкин, заведующий кафедрой «Дизайн костюма» (ГИЭФПТ) в рубрике «Размышлизмы» газеты «Гатчина-ИНФО» поделился своим мнением о скулшутинге и о том, можно ли предотвратить подобные трагедии.

Общество
27 мая 12:38
3653

    11 мая 2021 года в гимназии № 175 города Казани 19-летний юноша из помпового оружия расстрелял семь школьников и двух учителей. 18 детей и трое взрослых получили ранения разной степени тяжести. Нападавший был задержан спустя 8 минут на месте чудовищного преступления – им оказался Ильназ Галявиев, отчисленный из колледжа, где он приобретал специальность программиста, за неуспеваемость. Ранее Галявиев учился в указанной гимназии.

     Трагедия вновь обострила внимание общества к массовым убийствам, совершаемым подростками с применением стрелкового оружия и самодельных взрывчатых веществ. В характеристиках, выданных Галявиеву учебными заведениями, отмечается его «бесконфликтность», «отсутствие вредных привычек», «уважительное отношение к преподавателям и одногруппникам». Эти характеристики подтверждают, что подростки, способные на убийство, по своему поведению не отличаются от законопослушных сверстников: это затрудняет принятие каких-либо превентивных мер. 

     В советский период массовых убийств в школах не было, и считалось, что преступления такого характера присущи только США, и, реже, но случаются в Западной Европе. Из США в криминологию и юридическую психологию пришло выражение скулшутинг, ставшее фактически термином.

     В современной России убийства в школах и колледжах, к сожалению, стали регулярными. Вспомним наиболее резонансные преступления последних четырех лет. В сентябре 2017 года девятиклассник из Московской области пронес в школу самодельные взрывпакеты, топор и пневматическое ружье. Ударил топором учительницу, выстрелил в нее, травмы получили и дети, выпрыгнувшие в окно. В этом же году в Комсомольске-на-Амуре подросток открыл стрельбу во дворе школы: ранено трое школьников. В марте 2018 года 13-летняя школьница (!) в Курганской области из пневматического пистолета ранила семерых одноклассников. Самое чудовищное преступление было совершено в октябре 2018 года в Керченском политехническом колледже. 18-летний подросток, используя взрывное устройство и огнестрельное оружие, убил 20 и ранил более 60 человек, а, затем покончил с собой.

     Такие криминальные самоубийства связаны со стремлением подростков свести счеты с жизнью, а заодно войти в историю, стать известными за счет сенсации в СМИ и Интернете. Это современное проявление комплекса Герострата: в Древней Греции для того, чтобы сохранить свое имя в истории, он сжег прекрасный храм Артемиды. Поэтому некоторые психологи предлагают не упоминать фамилии преступников в СМИ.

     В советское время пресса замалчивала редкие случаи трагических инцидентов в школах: к примеру, о захвате школьников в заложники в Сарапуле в 1981 году знали только в этом городе.

     2020 год характерен повышением результативности в работе силовых структур, предотвративших массовые убийства. В Керчи были задержаны двое подростков, которые планировали взрывы в нескольких учебных заведениях. В феврале в Саратове были задержаны два 15-летних школьника, планировавшие «из мести» убить до 40 человек. В сентябре в Красноярском крае был задержан подросток, планировавший взорвать четыре самодельные бомбы, начиненные шурупами. Одной из причин повысившейся результативности в предотвращении преступлений стал мониторинг социальных сетей. Подростки, стремящиеся к известности любой ценой, планируют демонстративные убийства и нередко размещают информацию о готовящихся преступлениях в социальных сетях. В марте 2021 года был задержан 16-летний подросток из Пензенской области, готовивший нападение на свою школу, в которой к нему относились «без должного уважения». Однако предотвратить массовое убийство в Казани, к сожалению, не удалось, хотя и в этом случае Галявиев сообщал в соцсетях, что «всех ненавидит и хочет убить», называя людей «биомусором».

     Что предлагается сделать для снижения преступлений в учебных заведениях? Специалисты настаивают на увеличении в школах психологов, конфликтологов, социальных работников. Решение о включении в штатное расписание школ психологов было принято в 2014 году: поводом для такого решения явилось резонансное преступление, когда 15-летний подросток, отличник, похитив у отца карабин, захватил в заложники класс, убил учителя и сотрудника вневедомственной охраны, а также ранил полицейского (позднее, он был признан невменяемым). Трагический инцидент показал, что психологи оказались не готовы рационально интерпретировать подобное поведение подростка, определив в качестве причины «сильное давление в семье и давление со стороны педагогов». Даже если и было «давление», оно не объясняет, почему остальные школьники преступлений не совершают - наверное, польза от присутствия психологов в школе есть. Так, в Ленинградской области комитет общего и профессионального образования совместно с Российской академией образования и ведущими ВУЗами, реализует проект по психологической безопасности образовательной среды. Его цель - увидеть возможные проблемы, которые могут возникать в школьных коллективах. Проект рассчитан на школы и колледжи. Насколько эффективна такая программа, сказать трудно, но в Ленинградской области чрезвычайных ситуаций в школах, аналогичных массовому убийству в Казани, не случалось. Применение этого способа психодиагностики в ситуации, когда на школьного психолога приходится 500-700 человек, весьма проблематично. Количество психопатических личностей, невротиков не только в России, но и во всем мире, становится все больше и больше. Этому способствует напряженная жизнь в мегаполисах, «крысиные бега» (американское выражение) за деньгами, карьерным ростом, жестокая конкуренция и множество других факторов. Существует и наследственная предрасположенность к преступному поведению. «Запускают» наследственные аномалии алкоголь, наркотики, черепно-мозговые травмы, дистрессы, посттравматические расстройства. Так, в Санкт-Петербурге ежедневно от 50 до 70 человек в день госпитализируются скорой психиатрической помощью.

     После преступления в Казани СМИ обратили внимание, что Галялиев более десяти минут шел по оживленной улице в совершенно черной одежде с большой сумкой, и никто не обеспокоился его довольно подозрительной внешностью в жаркий день. Такое безразличие характерно для мегаполисов во всех странах. Однако, в России, человека, сообщившего о своих подозрениях, называют «стукачом», тогда как, например, в Германии, такой человек уважительно называется «дующий в свисток». Население России не знает, что в случае подозрительного, неадекватного в психическом смысле поведения следует письменно заявить об этом в психоневрологический диспансер с указанием фактов, представляющих угрозу для людей.

     Профилактика скулшутинга требует системного подхода. Необходимо использование мирового опыта в борьбе с детской преступностью. Так, во многих штатах США обязательным является посещение школьниками тюрем, в качестве отрезвляющей профилактической меры. Система воспитания в школах должна быть направлена на формирование гуманитарной культуры, компетенций общения, разрешения конфликтов, управления негативными эмоциями, формирование коллективизма и командного духа методами тренингов и совместной внеучебной деятельности.

     Второе направление в профилактике массовых убийств в школах – это совершенствование законодательства, регулирующего продажу огнестрельного оружия и усиление технических мер контроля за поведением школьников. В Казанской гимназии, подвергшейся нападению, имелась рамка – металлоискатель и тревожная кнопка. Охранник успел на нее нажать, что, возможно, предотвратило еще более значительное количество жертв. Президент РФ Владимир Путин сразу же после трагедии дал распоряжение о необходимости разработки нового положения о видах вооружения, допустимых в гражданском обороте и условиях его приобретения. По всей видимости, в первую очередь, запрет коснется многозарядного оружия. Предлагается увеличить возраст, позволяющий приобретать оружие, до 21 года. Сомнительным является предложение о прохождение медкомиссии для приобретения оружия только в государственных учреждениях. Вызывают возражения и предложения повысить ответственность врачей, вплоть до уголовной. В настоящее время диагностировать психопатии за один сеанс обследования со стопроцентной надежностью невозможно.

     С момента нажатия тревожной кнопки до прибытия полиции проходит не менее 5 минут. За это время погибает несколько человек. В 21 % российских школ тревожной кнопки нет вообще, более 20 % школ не имеют системы видеонаблюдения. А вот оружие на месте возможного преступления может начинать действовать немедленно, если оно в профессиональных руках. Видимо, в школах необходима система автоматического блокирования дверей в классах, спортивных залах, столовых. Необходимы тренировки разумного поведения в экстремальных ситуациях. Спасаться, прыгая с третьего этажа на асфальт, тоже очень опасный способ сохранения жизни. Это чудо, что школьницы в Казани, спасаясь таким образом, остались живы.

     Трагедия в Казанской гимназии ярко показала мужество российских учителей. Весь педагогический коллектив защищал детей, а не свои жизни. Учителя Эльвира Игнатьева и Венера Айзатова погибли, защищая детей, и по предложению Президента РФ будут представлены к государственным наградам.

    

Геннадий Норкин: «Трагедия в Казанской гимназии ярко показала мужество российских учителей».

Сегодня Федеральные СМИ поделились сообщениями, что Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин назвал причиной трагедии в Казани, где выпускник застрелил девять человек, отсутствие охраны, за которую не хотели платить родители учеников. Он добавил, что после трагедии в Керчи не была выполнена даже половина поручений.

    Геннадий Норкин, заведующий кафедрой «Дизайн костюма» (ГИЭФПТ) в рубрике «Размышлизмы» газеты «Гатчина-ИНФО» поделился своим мнением о скулшуринге и о том, можно ли предотвратить подобные трагедии.

        11 мая 2021 года в гимназии № 175 города Казани 19-летний юноша из помпового оружия расстрелял семь школьников и двух учителей. 18 детей и трое взрослых получили ранения разной степени тяжести. Нападавший был задержан спустя 8 минут на месте чудовищного преступления – им оказался Ильназ Галявиев, отчисленный из колледжа, где он приобретал специальность программиста, за неуспеваемость. Ранее Галявиев учился в указанной гимназии.

     Трагедия вновь обострила внимание общества к массовым убийствам, совершаемым подростками с применением стрелкового оружия и самодельных взрывчатых веществ. В характеристиках, выданных Галявиеву учебными заведениями, отмечается его «бесконфликтность», «отсутствие вредных привычек», «уважительное отношение к преподавателям и одногруппникам». Эти характеристики подтверждают, что подростки, способные на убийство, по своему поведению не отличаются от законопослушных сверстников: это затрудняет принятие каких-либо превентивных мер. 

     В советский период массовых убийств в школах не было, и считалось, что преступления такого характера присущи только США, и, реже, но случаются в Западной Европе. Из США в криминологию и юридическую психологию пришло выражение скулшутинг, ставшее фактически термином.

     В современной России убийства в школах и колледжах, к сожалению, стали регулярными. Вспомним наиболее резонансные преступления последних четырех лет. В сентябре 2017 года девятиклассник из Московской области пронес в школу самодельные взрывпакеты, топор и пневматическое ружье. Ударил топором учительницу, выстрелил в нее, травмы получили и дети, выпрыгнувшие в окно. В этом же году в Комсомольске-на-Амуре подросток открыл стрельбу во дворе школы: ранено трое школьников. В марте 2018 года 13-летняя школьница (!) в Курганской области из пневматического пистолета ранила семерых одноклассников. Самое чудовищное преступление было совершено в октябре 2018 года в Керченском политехническом колледже. 18-летний подросток, используя взрывное устройство и огнестрельное оружие, убил 20 и ранил более 60 человек, а, затем покончил с собой.

     Такие криминальные самоубийства связаны со стремлением подростков свести счеты с жизнью, а заодно войти в историю, стать известными за счет сенсации в СМИ и Интернете. Это современное проявление комплекса Герострата: в Древней Греции для того, чтобы сохранить свое имя в истории, он сжег прекрасный храм Артемиды. Поэтому некоторые психологи предлагают не упоминать фамилии преступников в СМИ.

     В советское время пресса замалчивала редкие случаи трагических инцидентов в школах: к примеру, о захвате школьников в заложники в Сарапуле в 1981 году знали только в этом городе.

     2020 год характерен повышением результативности в работе силовых структур, предотвративших массовые убийства. В Керчи были задержаны двое подростков, которые планировали взрывы в нескольких учебных заведениях. В феврале в Саратове были задержаны два 15-летних школьника, планировавшие «из мести» убить до 40 человек. В сентябре в Красноярском крае был задержан подросток, планировавший взорвать четыре самодельные бомбы, начиненные шурупами. Одной из причин повысившейся результативности в предотвращении преступлений стал мониторинг социальных сетей. Подростки, стремящиеся к известности любой ценой, планируют демонстративные убийства и нередко размещают информацию о готовящихся преступлениях в социальных сетях. В марте 2021 года был задержан 16-летний подросток из Пензенской области, готовивший нападение на свою школу, в которой к нему относились «без должного уважения». Однако предотвратить массовое убийство в Казани, к сожалению, не удалось, хотя и в этом случае Галявиев сообщал в соцсетях, что «всех ненавидит и хочет убить», называя людей «биомусором».

     Что предлагается сделать для снижения преступлений в учебных заведениях? Специалисты настаивают на увеличении в школах психологов, конфликтологов, социальных работников. Решение о включении в штатное расписание школ психологов было принято в 2014 году: поводом для такого решения явилось резонансное преступление, когда 15-летний подросток, отличник, похитив у отца карабин, захватил в заложники класс, убил учителя и сотрудника вневедомственной охраны, а также ранил полицейского (позднее, он был признан невменяемым). Трагический инцидент показал, что психологи оказались не готовы рационально интерпретировать подобное поведение подростка, определив в качестве причины «сильное давление в семье и давление со стороны педагогов». Даже если и было «давление», оно не объясняет, почему остальные школьники преступлений не совершают - наверное, польза от присутствия психологов в школе есть. Так, в Ленинградской области комитет общего и профессионального образования совместно с Российской академией образования и ведущими ВУЗами, реализует проект по психологической безопасности образовательной среды. Его цель - увидеть возможные проблемы, которые могут возникать в школьных коллективах. Проект рассчитан на школы и колледжи. Насколько эффективна такая программа, сказать трудно, но в Ленинградской области чрезвычайных ситуаций в школах, аналогичных массовому убийству в Казани, не случалось. Применение этого способа психодиагностики в ситуации, когда на школьного психолога приходится 500-700 человек, весьма проблематично. Количество психопатических личностей, невротиков не только в России, но и во всем мире, становится все больше и больше. Этому способствует напряженная жизнь в мегаполисах, «крысиные бега» (американское выражение) за деньгами, карьерным ростом, жестокая конкуренция и множество других факторов. Существует и наследственная предрасположенность к преступному поведению. «Запускают» наследственные аномалии алкоголь, наркотики, черепно-мозговые травмы, дистрессы, посттравматические расстройства. Так, в Санкт-Петербурге ежедневно от 50 до 70 человек в день госпитализируются скорой психиатрической помощью.

     После преступления в Казани СМИ обратили внимание, что Галялиев более десяти минут шел по оживленной улице в совершенно черной одежде с большой сумкой, и никто не обеспокоился его довольно подозрительной внешностью в жаркий день. Такое безразличие характерно для мегаполисов во всех странах. Однако, в России, человека, сообщившего о своих подозрениях, называют «стукачом», тогда как, например, в Германии, такой человек уважительно называется «дующий в свисток». Население России не знает, что в случае подозрительного, неадекватного в психическом смысле поведения следует письменно заявить об этом в психоневрологический диспансер с указанием фактов, представляющих угрозу для людей.

     Профилактика скулшутинга требует системного подхода. Необходимо использование мирового опыта в борьбе с детской преступностью. Так, во многих штатах США обязательным является посещение школьниками тюрем, в качестве отрезвляющей профилактической меры. Система воспитания в школах должна быть направлена на формирование гуманитарной культуры, компетенций общения, разрешения конфликтов, управления негативными эмоциями, формирование коллективизма и командного духа методами тренингов и совместной внеучебной деятельности.

     Второе направление в профилактике массовых убийств в школах – это совершенствование законодательства, регулирующего продажу огнестрельного оружия и усиление технических мер контроля за поведением школьников. В Казанской гимназии, подвергшейся нападению, имелась рамка – металлоискатель и тревожная кнопка. Охранник успел на нее нажать, что, возможно, предотвратило еще более значительное количество жертв. Президент РФ Владимир Путин сразу же после трагедии дал распоряжение о необходимости разработки нового положения о видах вооружения, допустимых в гражданском обороте и условиях его приобретения. По всей видимости, в первую очередь, запрет коснется многозарядного оружия. Предлагается увеличить возраст, позволяющий приобретать оружие, до 21 года. Сомнительным является предложение о прохождение медкомиссии для приобретения оружия только в государственных учреждениях. Вызывают возражения и предложения повысить ответственность врачей, вплоть до уголовной. В настоящее время диагностировать психопатии за один сеанс обследования со стопроцентной надежностью невозможно.

     С момента нажатия тревожной кнопки до прибытия полиции проходит не менее 5 минут. За это время погибает несколько человек. В 21 % российских школ тревожной кнопки нет вообще, более 20 % школ не имеют системы видеонаблюдения. А вот оружие на месте возможного преступления может начинать действовать немедленно, если оно в профессиональных руках. Видимо, в школах необходима система автоматического блокирования дверей в классах, спортивных залах, столовых. Необходимы тренировки разумного поведения в экстремальных ситуациях. Спасаться, прыгая с третьего этажа на асфальт, тоже очень опасный способ сохранения жизни. Это чудо, что школьницы в Казани, спасаясь таким образом, остались живы.

     Трагедия в Казанской гимназии ярко показала мужество российских учителей. Весь педагогический коллектив защищал детей, а не свои жизни. Учителя Эльвира Игнатьева и Венера Айзатова погибли, защищая детей, и по предложению Президента РФ будут представлены к государственным наградам.