Петр Нестеров: судьба, прочерченная в небе

27 февраля исполняется 134 года со дня рождения великого русского лётчика, основоположника высшего пилотажа – Петра Николаевича Нестерова. Впервые он поднялся в воздух в 1907 году на аэростате в качестве артиллериста-корректировщика: он закончил артиллерийское училище и служил в 9-й Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригаде во Владивостоке. Здесь он впервые и увидел аэростат. По его воспоминаниям, с этих полётов он «был очарован воздухом» и начал свой путь в авиацию.

Общество
27 февраля 09:49
279

 Он высказал мысль о применении воздушного шара в качестве наблюдательного пункта для корректировки артиллерийской стрельбы и добился временного прикомандирования его к Владивостокской наблюдательной станции воздухоплавательного парка.

В 1910 г. его перевели на Кавказ. Во Владикавказе он познакомился с авиатором А.Кацаном, построившим планёр собственной конструкции. А увидев в Тбилиси полёт русского первопроходца воздуха С.И. Уточкина, Пётр Николаевич окончательно утвердился в своей любви к авиации и желании стать лётчиком.

Летом 1911 года Нестеров на пару с П.П.Соколовым строит в Нижнем Новгороде свой первый планёр, на котором 3 (16) августа 1910 года он совершил свой первый самостоятельный полёт. После чего 7 (20) октября 1911 года поручик Нестеров добился зачисления в Офицерскую воздухоплавательную школу в С.-Петербурге.

136 лет назад 16 (28) февраля 1885 года, т.е. за 2 года до рождения П.Н. Нестерова, на Волковом поле Петербурга была сформирована Кадровая команда военных воздухоплавателей, которая и стала затем, в 1910 году Офицерской воздухоплавательной школой (ОВШ). Так судьба, прочерченная в небе, вошла в земную жизнь Петра Николаевича, окончившего воздухоплавательное и авиационное отделения этого первого в российской истории учебного заведения. Ему часто приходилось бывать и летать в Сализях, где была база Воздухоплавательного парка, и в Гатчине, где в 1910-м году был организован первый военный аэродром, как база, сначала Авиационного отделения ОВШ, а с 1914 года – Гатчинской военной авиационной школы. (Напомним, в Гатчине имя Нестерова носит одна из улиц города).

В период обучения в ОВШ Нестеров, единственный из курсантов, впервые в мире выполнил ночной взлёт, полёт и посадку при горящих кострах (16 октября 1912 г.). Молва о его лётных способностях быстро вышла за пределы самой школы.

Вскоре П.Н. Нестеров становится настоящим дипломированным военным лётчиком, за успехи в учёбе его награждают орденом Святой Анны 3-й степени. В составе авиационного отряда Нестерова переводят из Петербурга в Варшаву, где в ноябре 1912 года он начал тренировочные полёты на боевых аэропланах типа «Ньюпор». В этих полётах он зарекомендовал себя как лётчик-экспериментатор. Во время одного из полётов он набрал высоту 1600 м (что уже было достижением) и, выключив мотор, кругами и восьмёрками спланировал над Варшавой. Он первым в мире провёл изыскания по технике маневрирования моноплана в горизонтальной плоскости и исследовал поведение летательного аппарата в осуществлении виражей: последовательно шёл к первому подвигу своей жизни, прославившему его в веках – к «мёртвой петле», которая ещё известна нам как «Петля Нестерова». Но это потом, через несколько месяцев, а пока, в мае 1913 года, Нестеров назначается в авиаотряд, формирующийся в Киеве. 26 апреля (9 мая) 1913 года он вступает в должность начальника XI-го корпусного авиаотряда 3-й авиационной роты 3-й армии Юго-Западного фронта. При новой должности и возможностях Пётр Николаевич впервые на практике доказал, что корректировка артиллерийского огня с самолёта, по разработанному им способу, является эффективным средством поражения целей. В июле-августе 1913 года он проводит на Киевском артполигоне опыты по совместной работе самолёта с артиллерией.

В июне-июле 1913 года Нестеров и его лётчики совершили ряд дальних перелётов. Конечно, дальних, по масштабам того времени, так как самолёты без заправки могли пролететь не более трёхсот километров. Были совершены перелёты: Севастополь–Керчь (250 км), Киев–Чернигов (240 км), групповой полёт 10 «Ньюпоров» по маршруту: Севастополь–Евпатория–Кача (300 вёрст) и другие. Нестеров решил совершить перелёт своим отрядом в строю (втроём) по маршруту: Киев–Нежин–Киев. При этом весь перелёт был заснят на кинопленку. Любопытно, что в Нежине самолёты были заправлены бензином и маслом, приобретённым в местных городских аптеках. В те времена бензином торговали, в основном, аптеки. Позже, в мае 1914 года П.Н.Нестеров совершает перелёт Киев–Петербург.

В этот же период он детально разрабатывает проект выполнения «мёртвой петли». Было много неясного о высоте, скорости, траектории полёта, о действиях пилота и т.п. И вот 27 августа (8 сентября) 1913 г. в 6 ч 10 мин вечера, достигнув высоты 1000 м над лётным полем Сырецкого военного аэродрома Киева, П.Н. Нестеров совершил свою эпохальную «мёртвую петлю». Лётчики, наблюдавшие на аэродроме, очень переживали за пилота, но всё получилось так, как и рассчитывал Нестеров. Был составлен официальный протокол, а вечером в офицерском клубе состоялось торжество в честь героя. На банкете в своей речи Нестеров сказал: «Теперь никто не может отрицать, что в воздухе везде опора. К новым достижениям славной русской авиации!»

Интересно, что военное ведомство отреагировало на полёт героя угрозой посадить его под арест на 30 суток. В прессе поднялся невероятный шум: одни газеты чествовали героя-первооткрывателя, другие, наоборот, ругали. А закончилось всё тем, что Нестерову запретили делать «петли», но на гауптвахту не посадили.

Несмотря на все запреты, отважный Нестеров совершил всё-таки и вторую «мёртвую петлю» 31 марта (13 апреля) 1914 года в Каче, на аэродроме Севастопольской авиашколы. Он не ограничивается развитием техники динамического маневрирования в воздухе. В сентябре 1913 года во время военных манёвров Нестеров осуществил первую в мире “атаку самолёта противника”. Он отстаивал мысль о возможности и необходимости воздушного боя, который из-за отсутствия в то время на самолёте пулемёта, летчик усматривал в таранном ударе сверху неприятельской машины. Он практиковал ночные взлёты и посадки, разрабатывал применение ацетиленового прожектора на монопланах для ведения ночной разведки, модернизировал хвостовое оперение своего «Ньюпора», сделав его в виде “ласточкина хвоста”. В 1913 г. Нестеров даже разработал конструкцию двигателя мощностью 120 л.с.

В конце июля 1914 года грянула Первая мировая война. С самого её начала П.Н. Нестеров летает на воздушную разведку, активно разрабатывает тактику воздушного боя, изготовил даже ряд приспособлений для него: например, он установил на свой «Моран» нож-пилу для разрезания обшивки вражеского дирижабля, а также пытался использовать якорь на верёвке, так называемую “кошку”, для борьбы с аэропланами. Идея тарана, как последнего средства уничтожить врага, не давала ему покоя. Лётчики-сослуживцы и друзья отговаривали его от этой идеи, так как парашютов у лётчиков тогда не было и при слабой конструкции аэропланов таран представлялся неосуществимой затеей. Нестеров же доказывал, что таран возможен путём «обрубания винтом хвостового оперения или крыла самолёта противника».

Ранним утром 26 августа (8 сентября) 1914 года Нестеров с вновь прибывшим лётчиком А.А. Кованько – одним из сыновей генерала А.М. Кованько, командующего УВП-ОВШ, совершил полёт на двухместном аэроплане «Моран-G» для проверки его пилотирования. Затем последовал первый в этот день боевой вылет: в 10 ч 30 мин в паре с ведомым А.А. Кованько Нестеров пытался догнать аэроплан противника, но из-за перебоев в работе мотора ему это не удалось. Почувствовав свою безнаказанность, австриец вскоре прилетел снова. Вражеским «Альбатросом» управлял барон Фридрих фон Розенталь – владелец имения у города Жолквы, рядом с которым располагался аэродром базирования отряда Нестерова. На этот раз Нестеров решил сбить врага, во чтобы то ни стало. Не взяв с собой даже пистолета, он вскочил в свой «Моран-G» с твёрдым намерением догнать неприятеля и таранным ударом шасси в его центроплан сбить его. Однако, не рассчитав относительные скорости аэропланов, он врезался своим мотором между двумя несущими поверхностями австрийского биплана - оба аэроплана упали на землю в 6 км от города Жолквы. Пилоты обоих аэропланов погибли.

Смертью смерть поправ, Пётр Николаевич Нестеров впервые в мире совершил воздушный таран. Этот подвиг вошёл в историю авиации как свидетельство величайшей силы духа, смелости и самоотверженности русского воина.

Подготовлено Виталием Лебедевым и Михаилом Тихомировым