21:52 | 23 октября, 2017

Лев Яковлев: «Читайте хорошие книги вместе с детьми! Это важно!»

Председателем жюри литературного конкурса к/ф «Литература и кино детям» в Гатчине в сентябре был писатель, поэт, критик Лев Григорьевич Яковлев. Он ответил на вопросы нашего корреспондента. Предлагаем запись этой беседы.
Лев Яковлев: «Читайте хорошие книги вместе с детьми! Это важно!» фото 2
Елена Гордиенко:
— Как Вы оказались в Гатчине на кинофестивале?
Лев Яковлев:
— Как это обычно бывает – цепь случайностей. Должна была приехать Ксения Драгунская, замечательная писательница, мой друг, но она, по сложившимся обстоятельствам, не смогла. Попросила меня ее заменить. И я нисколько не пожалел — совершенно очарован Гатчиной и тем, какие здесь живут талантливые дети! Они не только пишут, они еще и снимают, показывают свои киноработы, внутри которых есть и сценарий, и драматургия. А их писательство меня просто потрясло! Дети из Гатчины и Гатчинского района, порой, оказались интереснее детей, которые пишут в Москве. Москва – мегаполис и понятно, что там много творческих ребят. Но то, что в маленькой Гатчине существует столько же творческих детей, и они так же интересны, было для меня неожиданностью. Я очень люблю, когда дети пишут. Мне вообще радостно, когда дети занимаются творчеством, потому что тогда они не занимаются ерундой.
Елена Гордиенко:
— Не успевают заниматься разной ерундой?
Лев Яковлев:
— Не хотят, творчество – интересней. Они понимают, что снимать, писать, рисовать интересней, чем сидеть перед компьютером и играть в одни и те же «стрелялки». Ведь за компьютером нет твоей личности, ты просто часть игры, в которой, можно сказать, тебя используют. А когда пишешь – используешь сам — то, что видишь, что чувствуешь. Используешь, чтобы создать нечто новое и отдать это, между прочим, другим людям, самому поучаствовать в конкурсе, напечататься.
Елена Гордиенко:
— То есть ребенок становится творцом?
Лев Яковлев:
— У экрана он не творец, а исполнитель или потребитель. Исполнитель какой-то роли, ему навязанной, а в творчестве он сам выбирает себе роль: каким хочу, таким и буду.
Елена Гордиенко:
— О чем ребята пишут?
Лев Яковлев:
— О разном. Вот почему многие дети читают фэнтези и фанфики? Им хочется вырваться из довольно обыкновенного и однообразного распорядка жизни: уроки, школа, домашние дела. Им хочется куда-то улететь, в какие-то параллельные миры, в другие края, создать некую новую реальность. Это понятно. Но я их приучаю к тому, что в самой обыкновенной жизни на улице, в школе существуют удивительно любопытные истории, их только нужно уметь увидеть. И дети делают в этом большие успехи. Они начинают писать, казалось бы, о каких-то мелочах, а в них, оказывается, довольно много любопытного и питательного, чтобы поделиться ими с другими. Вот у меня только что было занятие в гатчинской школе № 2. Сначала дети писали при мне что-то, потом начали читать написанное друг другу. Как им все это нравилось – и читать, и слушать! Литература, если ты развитый ребенок, не требует каких-то глобальных умений.
Елена Гордиенко:
— Что значит глобальные умения?
Лев Яковлев:
— К примеру, чтобы уметь рисовать – тебя должны научить этому, чтобы петь – должны научить петь, чтобы играть на инструменте – тоже должны научить, и это довольно длительный процесс. Чтобы писать, учить на самом деле не нужно, — способные дети могут научиться этому сами. Просто нужно показать, что делать не нужно, то есть как делать нехорошо. А как хорошо — они поймут сами. Когда мы читаем книги, мы набираем из них контент слов. Это лексическое наше богатство и умение помогает перерабатывать слова, мы делаем из них такие интересные конструкции! Но это делают все. Поэтому нужно делать (писать) так, как это не делает никто. Тогда ты будешь интересен и слушателю, и читателю. Ребенку нужно показать только направление. Я им сказал, что можно написать вот это, это и это, показал семь-восемь разных вариантов. И удивительная история – каждый из них написал что-то совсем другое, отличное от сидящего рядом. Начиная от «белого» стихотворения и заканчивая описанием сна, которого не было.
Елена Гордиенко:
— Вы сказали, что московские ребята отличаются от наших. Но ведь они живут в одной и той же культурной среде, точно так же смотрят телевизор, книжки, наверное, одни и те же читают.
Лев Яковлев:
— Ощущение, что ваши дети больше читают книжек. Вот моих московских детей довольно сложно заставить читать книги. Может быть, школьная программа у них насыщеннее, может быть, они не привычные к этому, может, больше медиа-отвлечений. Такое ощущение, что ваши дети гораздо начитаннее. Я не люблю слово «провинция», но смысл таков: существуют мегаполисы Москва и Питер, и те, кто живут под Москвой или под Питером, находятся на орбите мегаполиса. Поэтому таким детям, чтобы чего-то добиться, нужно больше приложить усилий, чем жителям больших городов. Хотя, с другой стороны, москвичам сложнее это сделать из-за большей конкуренции, но проще, потому что больше возможностей. Детям из провинции, чтобы пробиться — нужно больше приложить усилий, на их пути больше борьбы. И в этой борьбе они достигают порой большего совершенства и больше оригинальности, чем несколько «разжиревшие» москвичи.
Елена Гордиенко:
— Где есть Ваши школы и мастер-классы?
Лев Яковлев:
— После гатчинского фестиваля я еду очередной раз в Уфу на фестиваль «Серебряная гора», организаторы которого попросили меня вести там семинары для талантливых детей, как в Москве или в Гатчине. Я не знаю, как это будет сейчас. В прошлый раз преподаватели кружков почему-то посчитали, что дети должны написать о том, как прекрасны Уфа и Башкирия. Это главная тема для творчества. Кстати, Гатчина не является исключением. Я не против этого, но практика подсказывает, что как только дается задание — толку нет, ничего не получается: одни и те же слова, шаблоны. Все называется, все показывается (Гатчина моя любимая, твои парки, твоя осень и т. д.) и ничего не переживается. Хотя, может быть, и переживается, но из-за однообразия и пафоса формы впечатления никакого не происходит. Гатчина, не спорю, действительно, прекрасный город, но нужно увидеть эту красоту по-своему, чтобы была какая-то метафора. В одном из стихотворений, которое пришло на конкурс гатчинского фестиваля, поэтические строчки ребенка примерно звучали так: «рябина, зажгись скорей … для снегирей». В них тоже Гатчина, но ты сразу видишь этих снегирей, эту рябину, которая скоро зажжется. Вот это правильно, скажем так, описанный патриотизм. Никогда не надо что-то писать по заданию. Человек должен писать о том, что он захотел сам. Это и есть вдохновение. Человек должен взволноваться чем-то, а как можно взволноваться данным заданием? Ой, мне дали задание написать о Гатчине, как меня это волнует, что мне дали такое задание?! Нет, это, конечно, смешно. Есть такой конкурс в Москве — «Волшебное слово». Это один из лучших конкурсов с привкусом российского охвата. Конкурс уже открылся, итоги будут подводиться весной следующего года. Это как раз то состязание, где талантливым детям нужно участвовать. Есть фестиваль «Вокруг книги», который проходит 1-2 ноября в Российской государственной детской библиотеке. Но туда придется приехать, хотя можно поучаствовать и заочно. Более подробную информацию можно узнать на сайте библиотеки. И таких литературных конкурсов довольно много. Моя лаборатория работает при Центральной городской детской библиотеке имени А. П. Гайдара, где дети занимаются в двух группах, самым маленьким –7-8 лет. Что самое главное в этих занятиях? Ребята учатся общаться друг с другом, учатся рассказывать истории друг другу, учатся слушать. Когда ты рассказываешь что-то другому, а он рассказывает тебе, вы оба становитесь богаче на услышанную историю.
Елена Гордиенко:
— Насколько важно участие детей в конкурсах?
Лев Яковлев:
Это элита России – писатели, художники, музыканты, ученые. Это наше богатство, наши таланты. Если их не поддержать, то эта элита будет ослабевать. При помощи фестиваля в Гатчине, к примеру, мы нашли хотя бы несколько талантливых детей (а, на самом деле, я уверен, их намного больше), которые станут писателями, которые дадут миру новое качество. Поэтому если Бог поцеловал в макушку какого-то ребенка, эту макушку нужно погладить, этому ребенку нужно помочь. Потому что жизнь со своей тяжестью может все это заглушить. Литература не приносит серьезных дивидендов. Поэтому люди вынуждены работать на совершенно посторонних работах, которые им не нужны и даже мешают писать. А вдруг обстоятельства сложатся как-то положительно, поможет какая-то случайность… Если кто-то из спонсоров найдет возможность дать совсем небольшую часть своих доходов на поддержку таких детей – это будет огромное дело. Хорошо бы была небольшая стипендия такому талантливому ребенку, которая бы пошла, к примеру, на те же билеты, чтобы поехать на конкурс, на тот же пленэр порисовать, съездить к какому-то педагогу, чтоб он помог ребенку поставить голос и т. д. У таких детей должна быть какая-то литературная среда.
Елена Гордиенко:
— Вы общаетесь с родителями ребят?
Лев Яковлев:
— Нет, — детей либо приводят преподавателя, либо я сам прихожу в школу. А, с другой стороны, что я скажу родителям? Что их ребенка ждет светлое будущее? Это будет не честно. Но еще раз совершенно ответственно хочу сказать, что гатчинские дети пишут на уровень лучше московских сверстников. Со мной на фестиваль приехал Сергей Седов, очень хороший и известный московский писатель-сказочник. Многие, наверняка, читали его сказки: «Сказка о потерянном времени», «Сказки детского мира» и другие. Благодаря своему таланту такие писатели умеют и могут перебарывать возрастной барьер взрослого человека и ребенка. У них получается чувствовать и понимать, что может быть интересно сейчас современным детям, поскольку быт их детства и психология, привязанная к их времени, не играет серьезной роли в произведениях. Они говорят о вечном: о радости, о зависти, о мести, о злости, о добре, о достижении цели, о тщеславии, в общем, они говорят о чувствах, поэтому по их произведениям незаметно, что их детство было давно. Они не описывают конкретно свое детство и поэтому интересны детям современным, у которых совсем другой ритм жизни. У меня есть спектакль, написанный лет 20 назад, а поставлен лет семь-восемь назад. Так вот, если бы я сейчас писал этот спектакль, я бы написал его по-другому, более динамично. Потому что я чувствую, как за эти семь-восемь лет изменились наши дети, насколько они стали быстрее и активнее. Им не нужны экспозиции и объяснения, им нужно, чтоб действие начиналось сразу, чтобы все двигалось, потому что изменился темп их жизни. В Питере, наверное, это меньше заметно, чем в Москве. Здесь люди медленнее ходят, более вдумчиво разговаривают.
Елена Гордиенко:
— У нас даже метро в Питере медленнее, чем в Москве.
Лев Яковлев:
— Позавчера я ездил в питерский театр на встречу с режиссером, и я стоял в вагоне метро на выходе. А какой-то человек очень эмоционально разговаривал со своим знакомым и случайно задел меня по лицу. Вы не представляете, что с ним произошло: он меня обнял, стал извиняться. Было видно, как он переживает из-за случившегося. В Москве такое невозможно!
Елена Гордиенко:
— Какие книги Вы читали в детстве?
Лев Яковлев:

Мои родители не имели непосредственного отношения к литературе, но это были такие родители, которые ночами стояли, чтобы подписаться на собрания сочинений, и дома была прекрасная библиотека из таких собраний. Поэтому я в детстве перечитал всю приключенческую и юношескую литературу. После окончания школы стал читать западные книги, которые родители не покупали. Просто они не знали, что существует Питер Пен, Мэри Поппинс, Фердинанд Великолепный, Гулливер, Мюнхгаузен. Их не было в собраниях сочинений, были отдельные книжки, которых родители не искали, а, может быть, и не знали о них по большей части. Такие книжки покупались у спекулянтов на «черном» рынке, при этом стоили немаленьких денег. Только став взрослым, я стал читать их запоем и передо мной открылся совершенно другой мир. Может быть, это и подбило меня писать для детей, потому что это мне очень понравилось. С этими текстами работали блистательные переводчики: Борис Владимирович Заходер, Нина Михайловна Демурова. А сейчас все делается наспех, и переводы настолько отвратительные, что те книги, которые выходят в современных переводах, я просто не рекомендую читать. Если и читать, то обязательно в переводах 80-90 годов. Хотел бы посоветовать прочитатьи взрослым, и детям (если еще не читали) книгу Фарли Моутэна «Собака, которая не хотела быть собакой», Джека Лондона, истории про Шерлока Холмса, книги Юрия Коваля («Самая легкая лодка в мире», «Недопесок», «Приключения Васи Куралесова»), детские рассказы Бориса Минаева, Олега Кургузова, Виктора Голявкина, Валерия Попова, Михаила Яснова, Сергея Махотина, Николая Голя. И это еще не все авторы, которых я очень люблю. Это изумительные книжки! Их обязательно надо прочитать, пусть и параллельно с фанфиками (раз уж без них никак нельзя). Читать нужно литературу с качественным русским языком. И, кстати хочу сказать, что, судя по работам детей, участвующих в конкурсах, чувствуется, что кое-кто такие книжки читает. Есть просто удивительные работы по языку и у детей-поэтов, и у детей-прозаиков. В этом году дети-прозаики даже были поинтересней поэтов. Порой даже не верилось, что это писали дети, но надеюсь, что это именно так. Читайте хорошие книги, читайте их вместе с детьми! Это важно!

Также читайте по теме:

Валерий Попов: «Тупик цивилизации: чем больше совершенствуется общество, тем слабее литература»

Леонид Юзефович: «Я исхожу из логики того, что мне известно о персонаже»

Юрий Поляков: «Видеть недостатки, но не абсолютизировать их»

3 марта 2017, 18:06
Версия для печати
Просмотров: 489
Поделиться:
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)